Нет вражды страшнее, чем та, когда сходное борется со сходным, побуждаемое одинаковыми стремлениями и одинаковой силой

Нет вражды страшнее, чем та, когда сходное борется со сходным, побуждаемое одинаковыми стремлениями и одинаковой силой.

Все на свете союзники мне и я открываю объятья моим врагам, чтобы они укрепляли меня и возвышали

Все на свете союзники мне и я открываю объятья моим врагам, чтобы они укрепляли меня и возвышали. Я знаю: есть ступень, с которой наша схватка покажется мне любовным бореньем.

Если со мною держаться на расстоянии, я утешаю себя тем, что мой недоброжелатель от меня так же далеко, как и я от него

Если со мною держаться на расстоянии, я утешаю себя тем, что мой недоброжелатель от меня так же далеко, как и я от него.

К сожалению, над снисходительным упорством, с каким мы стараемся не замечать пороки нашего друга, берет верх упорство, с каким наш друг предается этим порокам — то ли потому, что он сам ослеплен, то ли потому, что считает слепыми других

К сожалению, над снисходительным упорством, с каким мы стараемся не замечать пороки нашего друга, берет верх упорство, с каким наш друг предается этим порокам — то ли потому, что он сам ослеплен, то ли потому, что считает слепыми других.

Одно из главных назначений друга — подвергаться тем карам, что мы хотели бы, да не можем обрушить на врагов

Одно из главных назначений друга — подвергаться тем карам, что мы хотели бы, да не можем обрушить на врагов.

Что может быть труднее, чем уберечься от врага, надевшего на себя личину нашего самого преданного друга

Что может быть труднее, чем уберечься от врага, надевшего на себя личину нашего самого преданного друга.

Обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше

Обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше.

Надо знать, что с врагом можно бороться двумя способами: во-первых, законами, во-вторых, силой. Первый способ присущ человеку, второй — зверю; но так как первое часто недостаточно, то приходится прибегать и ко второму

Надо знать, что с врагом можно бороться двумя способами: во-первых, законами, во-вторых, силой. Первый способ присущ человеку, второй — зверю; но так как первое часто недостаточно, то приходится прибегать и ко второму.

Если бы вы смогли прочесть тайную историю ваших врагов, то в каждой жизни вы нашли бы столько горя и страданий, что это хватило бы, чтобы уничтожить любую враждебность

Если бы вы смогли прочесть тайную историю ваших врагов, то в каждой жизни вы нашли бы столько горя и страданий, что это хватило бы, чтобы уничтожить любую враждебность.

И ненавидим мы, и любим мы случайно, ничем не жертвуя ни злобе, ни любви, и царствует в душе какой-то холод тайный, когда огонь кипит в крови

И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе какой-то холод тайный,
Когда огонь кипит в крови.