Когда все уже было сказано, полковник Геринельдо Маркес обвел взглядом пустынные улицы, увидел капли воды, повисшие на ветках миндальных деревьев, и почувствовал, что погибает от одиночества

Когда все уже было сказано, полковник Геринельдо Маркес обвел взглядом пустынные улицы, увидел капли воды, повисшие на ветках миндальных деревьев, и почувствовал, что погибает от одиночества.

Любовь — это неестественная тяга друг к другу чужих людей, обрекающая их на деспотичную и унизительную взаимозависимость, которая чем сильнее, тем эфемернее и бессмысленнее

Любовь — это неестественная тяга друг к другу чужих людей, обрекающая их на деспотичную и унизительную взаимозависимость, которая чем сильнее, тем эфемернее и бессмысленнее.

Если вы встретите свою настоящую любовь, то она от вас никуда не денется — ни через неделю, ни через месяц, ни через год

Если вы встретите свою настоящую любовь, то она от вас никуда не денется — ни через неделю, ни через месяц, ни через год.

Писательство — это призвание, от которого не уйти, и тот, у кого оно есть, должен писать, потому что только так он сможет одолеть головную боль и скверное пищеварение

Писательство — это призвание, от которого не уйти, и тот, у кого оно есть, должен писать, потому что только так он сможет одолеть головную боль и скверное пищеварение.

Я не помню ни одного фильма, который стал бы лучше хорошего романа, но я помню много хороших фильмов, выросших из очень плохих романов

Я не помню ни одного фильма, который стал бы лучше хорошего романа, но я помню много хороших фильмов, выросших из очень плохих романов.

Имеется журналистский трюк, который часто используют и в литературе. Если вы скажете, что в небе летают слоны, вам не поверят. Но если вы скажете, что в небе летают четыреста двадцать пять слонов, – вам, вероятно, поверят

Имеется журналистский трюк, который часто используют и в литературе. Если вы скажете, что в небе летают слоны, вам не поверят. Но если вы скажете, что в небе летают четыреста двадцать пять слонов, – вам, вероятно, поверят.

Он сделал для неё всё, кажется, всё, что можно, за исключением одного: забыл спросить — способны ли все эти его старания сделать её счастливой

Он сделал для неё всё, кажется, всё, что можно, за исключением одного: забыл спросить — способны ли все эти его старания сделать её счастливой.

Прошлое — ложь, для памяти нет дорог обратно, каждая миновавшая весна невозвратима и самая безумная и стойкая любовь всего лишь скоропреходящее чувство

Прошлое — ложь, для памяти нет дорог обратно, каждая миновавшая весна невозвратима и самая безумная и стойкая любовь всего лишь скоропреходящее чувство.

Ошибаться — это человеческое свойство, а свойство сваливать свою вину на другого — человеческое вдвойне

Ошибаться — это человеческое свойство, а свойство сваливать свою вину на другого — человеческое вдвойне.

Люди, насколько не правы, думая, что когда они стареют, то перестают любить: напротив, они стареют потому, что перестают любить

Люди, насколько не правы, думая, что когда они стареют, то перестают любить: напротив, они стареют потому, что перестают любить.

Я стараюсь предотвратить неприятные сюрпризы. Предпочитаю лестницы эскалаторам. Всё что угодно — самолетам

Я стараюсь предотвратить неприятные сюрпризы. Предпочитаю лестницы эскалаторам. Всё что угодно — самолетам.

Если во что-то вовлечена женщина, я знаю, что всё будет хорошо. Мне совершенно ясно, что женщины правят миром

Если во что-то вовлечена женщина, я знаю, что всё будет хорошо. Мне совершенно ясно, что женщины правят миром.

Одна разновидность любви уничтожает другую её разновидность, ибо человек в силу своей природы, насытив голод, теряет интерес к еде

Одна разновидность любви уничтожает другую её разновидность, ибо человек в силу своей природы, насытив голод, теряет интерес к еде.

Если любишь — отпусти, если оно твое, то обязательно вернется, если нет — то никогда твоим и не было

Если любишь — отпусти, если оно твое, то обязательно вернется, если нет — то никогда твоим и не было.

Секрет спокойной старости — это не что иное, как заключение честного союза с одиночеством

Секрет спокойной старости — это не что иное, как заключение честного союза с одиночеством.

Нас окружают необыкновенные, фантастичес­кие вещи, а писатели упорно рассказывают нам о маловажных, повседневных событиях

Нас окружают необыкновенные, фантастичес­кие вещи, а писатели упорно рассказывают нам о маловажных, повседневных событиях.