Всю личную историю следует стереть для того, чтобы освободиться от ограничений

Всю личную историю следует стереть для того, чтобы освободиться от ограничений, которые накладывают на нас своими мыслями другие люди.

В борьбе с соблазнительными мыслями бывает полезно искать общества людей более добродетельных, чем та сам, или вспоминать поучения мудрых людей

В борьбе с соблазнительными мыслями бывает полезно искать общества людей более добродетельных, чем та сам, или вспоминать поучения мудрых людей.

Мысль — это стрела, выпущенная в направлении истины

Мысль — это стрела, выпущенная в направлении истины; она может поразить цель, но никогда не покроет всей мишени. Но стрелок слишком доволен своим успехом, чтобы стремиться к чему-то большему.

Я принял за правило все говорить не иначе, как скрыто или изящно, с насмешкой над самим собой, или косвенно, в форме «мыслей о разном»

Я принял за правило все говорить не иначе, как скрыто или изящно, с насмешкой над самим собой, или косвенно, в форме «мыслей о разном».

Знаете, мысли каждого человека

Знаете, мысли каждого человека… разбросаны в беспорядке, тянутся куда-то к цели по одной линии, среди потемок,и, ничего не осветив, не прояснив ночи, исчезают где-то — далеко за старостью.

Когда глубокой ночью покойно сидишь в одиночестве и внимаешь своему сердцу, постигаешь тщету всех мнений и тебе открывается твоя подлинная природа

Когда глубокой ночью покойно сидишь в одиночестве и внимаешь своему сердцу, постигаешь тщету всех мнений и тебе открывается твоя подлинная природа. В такие моменты прозреваешь в себе великую силу бытия и вдруг понимаешь, что, даже обретя в себе правду, трудно избавиться от суетных мыслей. И тогда тебя охватывает великий стыд.

В мире десять тысяч вещей, в человеческой душе десять тысяч чувств, на земле десять тысяч дел

В мире десять тысяч вещей, в человеческой душе десять тысяч чувств, на земле десять тысяч дел. Если смотреть на них помраченным оком, они предстанут бессмысленной путаницей. А если смотреть на них прозревшим оком, во всем обнаружится незыблемый порядок. К чему беспокоиться о различиях? К чему выбирать да выгадывать?