Без неё [любви] нет ключа ни к собственному существованию, ни к существованию других, и ею только объясняется, что самоубийства не сделались ежедневным явлением

Без неё [любви] нет ключа ни к собственному существованию, ни к существованию других, и ею только объясняется, что самоубийства не сделались ежедневным явлением. По мере того как живёшь — умнеешь, светлеешь и охлаждаешься, мысль о бесцельности жизни начинает томить, тут делаешь посылку к другим — и они, вероятно (т. е. люди в настоящем смысле), чувствуют то же — жаль становится их — и вот является любовь.

О, любовь!- где все твои усилья? Разум!- где плоды твоих трудов? Жадный пир злодейства и насилья, торжество картечи и штыков

О, любовь!- где все твои усилья? Разум!- где плоды твоих трудов? Жадный пир злодейства и насилья, торжество картечи и штыков!

Тяжело умирать, хорошо умереть; ничьего не прошу сожаленья, да и некому будет жалеть

Тяжело умирать, хорошо умереть; ничьего не прошу сожаленья, да и некому будет жалеть.

Если проза в любви неизбежна, так возьмем и с нее долю счастья: после ссоры так полно, так нежно возвращенье любви и участья

Если проза в любви неизбежна, так возьмем и с нее долю счастья: после ссоры так полно, так нежно возвращенье любви и участья.

Кто долго так способен был прощать, не понимать, не видеть, тот, верно, глубоко любил, но глубже будет ненавидеть

Кто долго так способен был прощать, не понимать, не видеть, тот, верно, глубоко любил, но глубже будет ненавидеть.

Пускай нам говорит изменчивая мода, что тема старая «страдания народа». И что поэзия забыть ее должна. Не верьте, юноши не стареет она

Пускай нам говорит изменчивая мода, что тема старая «страдания народа». И что поэзия забыть ее должна. Не верьте, юноши не стареет она.

Литература не должна ни на шаг не отступать от своей цели — возвысить общество до своего идеала, — идеала добра, света и истины

Литература не должна ни на шаг не отступать от своей цели — возвысить общество до своего идеала, — идеала добра, света и истины.

Литература не должна наклоняться в уровень с обществом в его темных или сомнительных явлениях

Литература не должна наклоняться в уровень с обществом в его темных или сомнительных явлениях.

Люди холопского звания — сущие псы иногда: чем тяжелей наказания, тем им милей господа

Люди холопского звания — сущие псы иногда: чем тяжелей наказания, тем им милей господа.