Не терпеть нужды и не иметь излишка, не командовать другими и не быть в подчинении — вот моя цель

Не терпеть нужды и не иметь излишка, не командовать другими и не быть в подчинении — вот моя цель.

Я часто убеждался в том, что простое слово благотворно действует на множество людей, и не автор слова, а само оно приводит в движение души, скрыто проявляя свою силу

Я часто убеждался в том, что простое слово благотворно действует на множество людей, и не автор слова, а само оно приводит в движение души, скрыто проявляя свою силу.

Для человека нет ничего естественней труда, человек рожден для него, как птица для полета и рыба для плавания

Для человека нет ничего естественней труда, человек рожден для него, как птица для полета и рыба для плавания.

Когда-то я думал, что без женской близости мне не обойтись, а теперь я ее боюсь хуже смерти, и хоть меня часто тревожат самые злые искушения, но едва вспомню, что такое женщина, все искушения тут же исчезают и ко мне, возвращаются мои свобода и покой

Когда-то я думал, что без женской близости мне не обойтись, а теперь я ее боюсь хуже смерти, и хоть меня часто тревожат самые злые искушения, но едва вспомню, что такое женщина, все искушения тут же исчезают и ко мне, возвращаются мои свобода и покой.

У всех одно правило: гнушаться читать что бы то ни было, если хоть раз в жизни видели автора

У всех одно правило: гнушаться читать что бы то ни было, если хоть раз в жизни видели автора.

Людям присуща болезненная и пагубная страсть обманывать себя, вреднее которой нет ничего в жизни

Людям присуща болезненная и пагубная страсть обманывать себя, вреднее которой нет ничего в жизни.

Человеческая слава начинается после смерти. Знаешь почему? Потому что вместе с телом живёт и вместе с телом умирает зависть

Человеческая слава начинается после смерти. Знаешь почему? Потому что вместе с телом живёт и вместе с телом умирает зависть.

Ни один разумный человек не станет жаловаться на то, на что жалуется весь мир: каждому довольно своих личных бед

Ни один разумный человек не станет жаловаться на то, на что жалуется весь мир: каждому довольно своих личных бед.

Я всегда искал уединённой жизни, чтобы убежать от этих извращённых умов, которые утратили дорогу на небо

Я всегда искал уединённой жизни, чтобы убежать от этих извращённых умов, которые утратили дорогу на небо.

Что может быть на свете прекраснее, что может быть достойнее человека? Тот, кто способен служить людям и не делает этого, отвергает высочайший долг человека, и поэтому ему должно быть отказано в имени и природе человека

Что может быть на свете прекраснее, что может быть достойнее человека? Тот, кто способен служить людям и не делает этого, отвергает высочайший долг человека, и поэтому ему должно быть отказано в имени и природе человека.

Подобно тому как тень не может родиться и держаться сама по себе, так и слава: если фундаментом ей не служит добродетель, она не может быть ни истинной, ни прочной

Подобно тому как тень не может родиться и держаться сама по себе, так и слава: если фундаментом ей не служит добродетель, она не может быть ни истинной, ни прочной.

Спор даже между друзьями имеет в себе что то грубое, неприязненное и противное дружеским отношениям

Спор даже между друзьями имеет в себе что то грубое, неприязненное и противное дружеским отношениям.

Истинно благородный человек не рождается с великой душой, но сам себя делает таковым великолепными своими делами

Истинно благородный человек не рождается с великой душой, но сам себя делает таковым великолепными своими делами.

Всякий, кто пытается выйти из общего стада, становиться общественным врагом. Почему, скажите на милость

Всякий, кто пытается выйти из общего стада, становиться общественным врагом. Почему, скажите на милость?

Человечество грубо делится на две группы: на любящих кошек и на обделенных жизнью

Человечество грубо делится на две группы: на любящих кошек и на обделенных жизнью.

Коль души влюблены, им нет пространств; земные перемены что значат им? Они, как ветр, вольны

Коль души влюблены, им нет пространств; земные перемены что значат им? Они, как ветр, вольны.

Питать свой ум многими книгами без всякого выбора — значит лишать его собственной силы полета и даже совсем губить его

Питать свой ум многими книгами без всякого выбора — значит лишать его собственной силы полета и даже совсем губить его.

Раз человек желает избавиться от своего жалкого состояния, желает искренне и вполне, — такое желание не может быть безуспешным

Раз человек желает избавиться от своего жалкого состояния, желает искренне и вполне, — такое желание не может быть безуспешным.

3а свою жизнь я убедился, что всего больше и всего незаметней отнимают время разговоры с друзьями; друзья великие грабители времени

3а свою жизнь я убедился, что всего больше и всего незаметней отнимают время разговоры с друзьями; друзья великие грабители времени.

Хочешь, чтобы хвалили твои сочинения? Умри! Со смерти человека начинается людская благосклонность, и конец жизни — начало славы

Хочешь, чтобы хвалили твои сочинения? Умри! Со смерти человека начинается людская благосклонность, и конец жизни — начало славы.