Едва ли даже принципы могут сохранить в большей чистоте целомудренность души, чем сохраняется любовью благородство сердца

Едва ли даже принципы могут сохранить в большей чистоте целомудренность души, чем сохраняется любовью благородство сердца.

Стоит лишь верить в человека больше, чем это обыкновенно бывает, чтобы вызвать наружу все лучшие стороны его характера

Стоит лишь верить в человека больше, чем это обыкновенно бывает, чтобы вызвать наружу все лучшие стороны его характера

Для благородного человека ничто не является таким трудным, как пышный банкет, особенно когда первые места на нем занимают глупцы

Для благородного человека ничто не является таким трудным, как пышный банкет, особенно когда первые места на нем занимают глупцы.

Жизнь, движимая не любовью и великодушием, а ненавистью и завистью, — это не настоящая жизнь

Жизнь, движимая не любовью и великодушием, а ненавистью и завистью, — это не настоящая жизнь.