Слышат лишь тех, кто говорит о безрадостном будущем

Слышат лишь тех, кто говорит о безрадостном будущем. Какой пророк осмелится объявить, что в будущем всё будет лучше и лучше? А на индивидуальном уровне, кто осмелится учить детей в школе тому, что надо делать, получив «Оскара» за лучшую роль? Как реагировать, победив в мировом турнире? Что делать, если ваше маленькое предприятие выросло до международной корпорации?
Когда победа приходит, человек оказывается лишён ориентиров, и часто он настолько ошеломлён, что быстро сам организует собственное поражение, чтобы оказаться в знакомой «нормальной» обстановке.

Мы недооценили способность человека никогда не удовлетворяться тем, что у него есть

Мы недооценили способность человека никогда не удовлетворяться тем, что у него есть. Он на Земле, и потому хочет улететь в космос. Он в космосе, и потому жаждет вернуться на Землю.

Солидарность рождается в страдании, а не в радости

Солидарность рождается в страдании, а не в радости. Человек, с которым вы пережили тяжкое испытание, ближе вам, чем тот, кто разделил с вами минуты счастья.

Я покончил с собой

Я покончил с собой. Я был не прав. Многие люди жалуются, что страдают в своём теле. Они не понимают своего счастья. У них, по крайней мере, есть тело. Люди должны знать, что каждая их болячка доказывает, что у них есть тело.

Ты помнишь, я говорил, что мы с тобой – оксюмороны

Ты помнишь, я говорил, что мы с тобой – оксюмороны. Две противоположности, которым нечего делать рядом. Теперь мне кажется, что можно сказать по-другому. Мы – синонимы. Мы одинаковые, но выражаем свою сущность разными словами. Ты – Кассандра, я – Ким, но означаем мы одно и то же.

Время проходит, оно не щадит плохие книги и книги, которые похожи друг на друга

Время проходит, оно не щадит плохие книги и книги, которые похожи друг на друга. А вот хорошие произведения, даже не замеченные публикой в момент появления, в конце концов, наоборот, находят славу и признание.
Ведь не случайно великосветские и любовные романы забыты. Помнят лишь тех авторов, которые поражают своей оригинальностью. Потому что, в конечном счете, важны идеи. В веках остаются писатели, которые хотели изменить свое время.

Нут хочет, чтобы он был послушным, но диким

Нут хочет, чтобы он был послушным, но диким. Изысканным, но развязным. Покорным, но дерзким. Нут не собирается помирать с ним со скуки. Он должен быть спокойным, но склонным к душевным порывам. Красивым, но не осознающим своей красоты. И у него обязательно должна быть красивая красная машина с объемом цилиндра в три тысячи кубических сантиметров, а в банке счет и драгоценности, надежно спрятанные в сейфе с цифровым замком. При соблюдении последнего условия, все остальное несущественно.