В опьянении чувств она может в кратчайший миг узнать жизнь во всей полноте, чтобы потом, отрешившись от страсти, снова впасть в пустоту бесконечных лет

В опьянении чувств она может в кратчайший миг узнать жизнь во всей полноте, чтобы потом, отрешившись от страсти, снова впасть в пустоту бесконечных лет.

Даже самая жестокая плеть бьет не так больно, если ты видишь, что она с той же силой обрушивается на спину ближнего

Даже самая жестокая плеть бьет не так больно, если ты видишь, что она с той же силой обрушивается на спину ближнего.

Кто обрел способность искренне сочувствовать людскому горю, хотя бы в одном-единственном случае, тот, получив чудодейственный урок, научился понимать всякое несчастье, как бы на первый взгляд странно или безрассудно оно ни проявлялось

Кто обрел способность искренне сочувствовать людскому горю, хотя бы в одном-единственном случае, тот, получив чудодейственный урок, научился понимать всякое несчастье, как бы на первый взгляд странно или безрассудно оно ни проявлялось.

Только моногамия стремлений порождает максимум страсти, только слепое следование в одном направлении создаёт совершенные результаты

Только моногамия стремлений порождает максимум страсти, только слепое следование в одном направлении создаёт совершенные результаты: как музыка для музыканта, создание формы для поэта, деньги для скупца, рекорды для спортсменов, так и для подлинного эротика женщина — ухаживание, домогание и овладение — должна быть важнейшей, нет, единственной ценностью мира.

Наши решения в гораздо большей степени зависят от среды и обстоятельств, чем мы сами склонны в том себе признаться, а наш образ мыслей в значительной мере лишь воспроизводит ранее воспринятые впечатления и влияния

Наши решения в гораздо большей степени зависят от среды и обстоятельств, чем мы сами склонны в том себе признаться, а наш образ мыслей в значительной мере лишь воспроизводит ранее воспринятые впечатления и влияния.

Ты спрашиваешь

Ты спрашиваешь: неужели мне её не жаль? Сегодня уже нет. После того как её наказали, ей стало гораздо легче, хоть она сейчас и огорчена. По-настоящему несчастна она была вчера, когда злополучная лошадка лежала в печке. Весь дом разыскивал её, а малютка непрерывно дрожала от страха, что пропажу вот-вот обнаружат. Страх хуже наказания. В наказании есть нечто определённое. Велико ли оно, или мало, всё лучше, чем неопределённость, чем нескончаемый ужас ожидания. Едва только она узнала, как её накажут, ей стало легко. Пусть тебя не смущают слёзы — сейчас они только вырвались наружу, раньше они скоплялись внутри. А таить их внутри куда больнее.

Самая высокая, самая чистая идея становится низкой и ничтожной,как только она дает мелкой личности власть совершать ее именем бесчеловечное

Самая высокая, самая чистая идея становится низкой и ничтожной,как только она дает мелкой личности власть совершать ее именем бесчеловечное.

Первым признаком настоящей политической мудрости всегда остается умение заранее отказаться от недостижимого

Первым признаком настоящей политической мудрости всегда остается умение заранее отказаться от недостижимого.

Нет вражды страшнее, чем та, когда сходное борется со сходным, побуждаемое одинаковыми стремлениями и одинаковой силой

Нет вражды страшнее, чем та, когда сходное борется со сходным, побуждаемое одинаковыми стремлениями и одинаковой силой.

Такова уж природа человека, что, оказавшись между двумя лагерями, двумя идеями, спорящими, быть или не быть, он не может устоять перед соблазном примкнуть к той или другой стороне, признать одну правой, а другую неправой, обвинить одну и воздать хвалу другой

Такова уж природа человека, что, оказавшись между двумя лагерями, двумя идеями, спорящими, быть или не быть, он не может устоять перед соблазном примкнуть к той или другой стороне, признать одну правой, а другую неправой, обвинить одну и воздать хвалу другой.

Все, что люди называют стыдом и осторожностью, я отбросила бы прочь, если бы он сказал мне хоть слово, сделал бы хоть один шаг ко мне, если бы он попытался удержать меня; в этот миг я вся была в его власти

Все, что люди называют стыдом и осторожностью, я отбросила бы прочь, если бы он сказал мне хоть слово, сделал бы хоть один шаг ко мне, если бы он попытался удержать меня; в этот миг я вся была в его власти.

Двадцать четыре часа из жизни женщины

Ему самому не нужны деньги, он возненавидел золото, которое сделало его нищим

Ему самому не нужны деньги, он возненавидел золото, которое сделало его нищим, погубило его детей, разбило всю его жизнь.

Открытие Эльдорадо

Ранней юности свойственно верить в то, что достаточно избрать своим кумиром Дьявола, и он исполнит все твои желания

Ранней юности свойственно верить в то, что достаточно избрать своим кумиром Дьявола, и он исполнит все твои желания.

На человека, которого довели до того, что он даже не боится быть смешным, столь же мало можно положиться, как и на преступника

На человека, которого довели до того, что он даже не боится быть смешным, столь же мало можно положиться, как и на преступника.

Лишь когда в человеке взыграют его душевные силы, он истинно жив для себя и для других

Лишь когда в человеке взыграют его душевные силы, он истинно жив для себя и для других; только когда его душа раскалена и пылает, становится она зримым образом.

Кто однажды обрел самого себя, тот уже ничего на этом свете утратить не может

Кто однажды обрел самого себя, тот уже ничего на этом свете утратить не может. И кто однажды понял человека в себе, тот понимает всех людей.

Когда между собакой и кошкой вдруг возникает дружба, то это ни что иное, как союз против повара

Когда между собакой и кошкой вдруг возникает дружба, то это ни что иное, как союз против повара.