Мы странные люди, ей-Богу, Хоть сами того не хотим

Мы странные люди, ей-Богу,
Хоть сами того не хотим:
Нам надо сидеть, мы — в дорогу,
Нам надо в дорогу — сидим,
Нам надо смеяться — мы плачем,
Нам надо поплакать — молчим.
Мы ждём то судьбу, то удачу,
А сами от счастья бежим.
Ей-Богу, мы — странные люди
И каждый до боли раним:
Что надо запомнить — забудем,
Что надо забыть — сохраним,
Что надо заметить — не видим,
Что надо не видеть — узрим,
За мелкое друга обидим,
Врага за обиду — простим.
Мы ни на кого не похожи.
Какие мы странные, всё же…

Все хозяйственные операции можно в конечном счете свести к обозначению тремя словами

Все хозяйственные операции можно в конечном счете свести к обозначению тремя словами: ЛЮДИ, ПРОДУКТЫ, ПРИБЫЛЬ. На первом месте стоят люди. Если у вас нет надежной команды, то из остальных факторов мало что удастся сделать.

Вовсе не обязательно принимать каждое рационализаторское предложение, но если не воскликнуть

Вовсе не обязательно принимать каждое рационализаторское предложение, но если не воскликнуть: «Отлично придумано!» — и не похлопать придумавшего по спине, он уже никогда ничего вам больше не предложит. Такого рода реакция показывает человеку — он что-то значит.

Люди, которых я ищу для заполнения вакансий в высшем руководящем звене, – это работяги, «белые вороны»

Люди, которых я ищу для заполнения вакансий в высшем руководящем звене, – это работяги, «белые вороны». Парни, всегда старающиеся сделать больше, чем от них ожидают, – и у них это всегда получается.

Амбиции

В январе, когда морозно,
Баба зла, амбициозна,
Ну, а в марте, по весне
Снова тянется ко мне.
Я поэтому весной —
Исключительно с женой.

Чем дольше с супругой совместно живёшь, тем больше ты долг перед ней признаёшь

Чем дольше с супругой совместно живёшь,
Тем больше ты долг перед ней признаёшь,
Супружеский долг тем, однако, хорош,
Что только частями его отдаёшь.

Пока вы идете по жизни, вам попадаются тысячи узких боковых тропинок, но действительно широкие развилки, определяющие выбор дальнейшего пути

Пока вы идете по жизни, вам попадаются тысячи узких боковых тропинок, но действительно широкие развилки, определяющие выбор дальнейшего пути, встречаются очень редко — это момент критического испытания, момент истины

Я всегда придерживался линии максимальной демократичности до момента, когда нужно ставить точку над «i». И вот тут-то я превращаюсь в безжалостного диктатора

Я всегда придерживался линии максимальной демократичности до момента, когда нужно ставить точку над «i». И вот тут-то я превращаюсь в безжалостного диктатора. «Ну, я выслушал всех, — говорю я. — А теперь будем делать то-то и то-то!»

Люди порой откусывают больше, чем могут прожевать. Но любой чего-то стоящий начальник всегда предпочтет иметь дело с людьми, которые замахиваются на лишнее, чем с теми, которые стараются сделать поменьше

Люди порой откусывают больше, чем могут прожевать. Но любой чего-то стоящий начальник всегда предпочтет иметь дело с людьми, которые замахиваются на лишнее, чем с теми, которые стараются сделать поменьше.

Когда секретари бездельничают и занимаются болтовней — это явный признак того, что учреждение находится в состоянии загнивания

Когда секретари бездельничают и занимаются болтовней — это явный признак того, что учреждение находится в состоянии загнивания.

Персонал предприятия — это как футбольная команда: ребята должны играть как единая команда, а не скопище ярких личностей

Персонал предприятия — это как футбольная команда: ребята должны играть как единая команда, а не скопище ярких личностей.

В жизни каждого человека случаются моменты, когда из несчастья рождается нечто полезное. Бывают времена, когда все представляется в таком мрачном свете

В жизни каждого человека случаются моменты, когда из несчастья рождается нечто полезное. Бывают времена, когда все представляется в таком мрачном свете, что вам хочется схватить судьбу за шиворот и крепко ее встряхнуть

Зачем же живет человек? Для наслаждения? Для красоты и яств? Для музыки и любви

Зачем же живет человек? Для наслаждения? Для красоты и яств? Для музыки и любви? Но красотой и пиршествами нельзя наслаждаться постоянно — пресыщаешься. А тут запрещают наказаниями и убеждают наградами. Зовут вперед во имя славы и толкают назад с помощью закона. Спешим состязаться за миг пустой славы, домогаясь славы с избытком после смерти. Сгибаясь, внимательно слушаем и смотрим, сожалея об истинности или ложности собственных желаний. Если неспособны даже на миг беспечности, то чем же отличаемся от пленника в тяжких оковах?

Жизнь такая редкая удача, а смерть так легкодостижима

Жизнь такая редкая удача, а смерть так легкодостижима. Кто же это придумал — проводить с таким трудом доставшуюся жизнь в ожидании столь легко приходящей смерти? Насиловать свои чувства и природу, чтобы заманить славу? Это для нас хуже смерти! Желая исчерпать до дна все наслаждения своей единственной жизни, испытать все радости этих лет, тревожимся лишь о том, чтобы переполненный желудок не помешал вволю пить; чтобы утрата силы не помешала вволю предаваться плотским удовольствиям. Не печалит нас ни дурная слава, ни опасность для жизни.

В жизни все вещи друг от друга отличаются, а в смерти все одинаковы. При жизни отличаются друг от друга умные и глупые, знатные и низкие; в смерти же одинаковы

В жизни все вещи друг от друга отличаются, а в смерти все одинаковы. При жизни отличаются друг от друга умные и глупые, знатные и низкие; в смерти же одинаковы тем, что все смердят и разлагаются, гниют и исчезают. Следует наслаждаться при жизни, к чему хлопотать о том, что будет после смерти!

Люди далекой древности действовали, следуя велению своего сердца, и не шли против своих естественных желаний

Люди далекой древности действовали, следуя велению своего сердца, и не шли против своих естественных желаний. Не избегали наслаждений при жизни, поэтому их и не манила слава.

Справедливости недостаточно, чтобы принести пользу другим людям, однако как раз достаточно, чтобы причинить вред собственной жизни

Справедливости недостаточно, чтобы принести пользу другим людям, однако как раз достаточно, чтобы причинить вред собственной жизни.

Тот, кто умеет наслаждаться жизнью, не бедствует, а тот, что умеет не обременять себя заботами, не богатеет

Тот, кто умеет наслаждаться жизнью, не бедствует, а тот, что умеет не обременять себя заботами, не богатеет.