Механизм изначально был моим личным врагом, а что до часов, то они были обречены растечься или вовсе не существовать

Механизм изначально был моим личным врагом, а что до часов, то они были обречены растечься или вовсе не существовать.

Когда меня спрашивают, какая разница между полотном Веласкеса и хорошей фотографией, я отвечаю

Когда меня спрашивают, какая разница между полотном Веласкеса и хорошей фотографией, я отвечаю: «Семь миллионов долларов».

Скажите мне, почему человек должен держать себя в точности так, как прочие люди, как масса, как толпа

Скажите мне, почему человек должен держать себя в точности так, как прочие люди, как масса, как толпа?

Я не коммунист, но не имею ничего против коммунизма. Я уважаю любые убеждения и, прежде всего те, которые несовместимы с моими

Я не коммунист, но не имею ничего против коммунизма. Я уважаю любые убеждения и, прежде всего те, которые несовместимы с моими.

Меня совершенно не трогает, что пишут критики. Я — то знаю, что в глубине души они любят мои работы, но признаться боятся

Меня совершенно не трогает, что пишут критики. Я — то знаю, что в глубине души они любят мои работы, но признаться боятся.

Я боюсь смерти. Боюсь самолетов, автомобилей. Взойдя на корабль, я первым делом ищу спасательный круг

Я боюсь смерти. Боюсь самолетов, автомобилей. Взойдя на корабль, я первым делом ищу спасательный круг.

Иногда менее всего ценишь тех, кого больше всего любишь, пока не поймешь, что без них твоя жизнь ничего не стоит

Иногда менее всего ценишь тех, кого больше всего любишь, пока не поймешь, что без них твоя жизнь ничего не стоит.

Мне кажется, что я уже никогда не смогу любить тебя больше, чем сейчас. И никогда не смогу любить тебя меньше, чем в это мгновение

Мне кажется, что я уже никогда не смогу любить тебя больше, чем сейчас. И никогда не смогу любить тебя меньше, чем в это мгновение.

Когда я говорю, что люблю тебя, речь ведь даже не о любви. Я тебе говорю о невозможности дышать иначе

Когда я говорю, что люблю тебя, речь ведь даже не о любви. Я тебе говорю о невозможности дышать иначе.

Какой бы гранитной ни казалась изначально любовь, может настать день, когда один поступок или слово сотрут её в пыль

Какой бы гранитной ни казалась изначально любовь, может настать день, когда один поступок или слово сотрут её в пыль.

Некоторые говорят, что не могут без любви. Такое чувство, что эти идиоты ничего не слышали о кислороде

Некоторые говорят, что не могут без любви. Такое чувство, что эти идиоты ничего не слышали о кислороде.

Только идиоты полагают, что я следую советам, которые даю другим. С какой стати? Я ведь совершенно не похож на других

Только идиоты полагают, что я следую советам, которые даю другим. С какой стати? Я ведь совершенно не похож на других.