Люди пылки и экспансивны, они хватаются за то и за другое, творят себе кумира, покоряются ему и привязываются к нему с такой страстью, которая исключает все остальное

Люди пылки и экспансивны, они хватаются за то и за другое, творят себе кумира, покоряются ему и привязываются к нему с такой страстью, которая исключает все остальное.

Человек всегда прислушивался к шагам других людей, они интересовали его, конечно, больше, чем свои собственные

Человек всегда прислушивался к шагам других людей, они интересовали его, конечно, больше, чем свои собственные.

Человек многообразен, тысяче-образен — это его величайшее счастье, — и жить так, будто он не таков, может лишь недолгое время

Человек многообразен, тысяче-образен — это его величайшее счастье, — и жить так, будто он не таков, может лишь недолгое время.