Вся античная философия была ориентирована на простоту жизни и учила некоторой непритязательности

Вся античная философия была ориентирована на простоту жизни и учила некоторой непритязательности. В этом смысле немногие философы-вегетарианцы оказали человечеству большую услугу, чем все новые философы, и до тех пор, пока эти философы не наберуться мужества и не отправятся на поиски совершенно иного образа жизни, и не покажут это на собственном примере, они останутся пустым местом.

Кто говорит, что заниматься философией еще рано или уже поздно, подобен тому, кто говорит, что быть счастливым еще рано или уже поздно

Кто говорит, что заниматься философией еще рано или уже поздно, подобен тому, кто говорит, что быть счастливым еще рано или уже поздно.

Пусты слова того философа, которыми не лечится никакое страдание человека

Пусты слова того философа, которыми не лечится никакое страдание человека. Как от медицины нет никакой пользы, если она не изгоняет болезни из тела, так и от философии, если она не изгоняет болезни из души.

Наши философы стремятся быть не столько умными, как мудрыми, не столько мыслителями, как мудрецами

Наши философы стремятся быть не столько умными, как мудрыми, не столько мыслителями, как мудрецами. Русский ли характер, исторические ли условия влияли тут — не берусь решать. Но несомненно, что философии «головной» у нас не повезло. Стародумовское: «ум, коли он только ум, — сущая безделица», — находит отклик, кажется, во всяком русском.

Мы совершаем фатальный промах,неудачно выбирая себе компанию, в которой слывём дураками, тогда как в другой компании могли бы стяжать репутацию философов

Мы совершаем фатальный промах,неудачно выбирая себе компанию, в которой слывём дураками, тогда как в другой компании могли бы стяжать репутацию философов.

Я утверждаю, что из всех видов человеческого скотства самое глупое, самое подлое и самое вредное — верить, что после этой жизни нет другой

Я утверждаю, что из всех видов человеческого скотства самое глупое, самое подлое и самое вредное — верить, что после этой жизни нет другой. В самом деле, если мы перелистаем все сочинения как философов, так и других мудрых писателей, все сходятся на том, что в нас есть нечто постоянное.

Сила природы — множество. Сила человека — единство природы: личность. Вот это и есть те два камня, на которых стоит философия природы и человека

Сила природы — множество. Сила человека — единство природы: личность. Вот это и есть те два камня, на которых стоит философия природы и человека.

На философию потому рушится бесславие, что не по достоинству берутся за нее: не званые, а избранные должны ею заниматься

На философию потому рушится бесславие, что не по достоинству берутся за нее: не званые, а избранные должны ею заниматься.

Современные философы — это подобие международной банды цыган-конокрадов, которые при любой возможности с гиканьем угоняют в темноту последние остатки простоты и здравого смысла

Современные философы — это подобие международной банды цыган-конокрадов, которые при любой возможности с гиканьем угоняют в темноту последние остатки простоты и здравого смысла.

Мир, в котором мы живем — просто коллективная визуализация, делать которую нас обучают с рождения. Собственно говоря, это то единственное, что одно поколение передает другому

Мир, в котором мы живем — просто коллективная визуализация, делать которую нас обучают с рождения. Собственно говоря, это то единственное, что одно поколение передает другому.

Я понимаю, что меня могло и не быть: моё «Я» в способности мыслить, но я, мыслящий, не появился бы на свет

Я понимаю, что меня могло и не быть: моё «Я» в способности мыслить, но я, мыслящий, не появился бы на свет, если бы мою мать убили до того, как я стал одушевлённым существом. Значит, я не необходим, равно как не вечен и не бесконечен. Но всё говорит мне о том, что в природе есть некто необходимый, вечный и бесконечный.

Я не люблю сочинений, посвящённых целиком философии. По-моему философия должна быть скупою приправой к искусству и жизни. Заниматься ею одною так же странно, как есть один хрен

Я не люблю сочинений, посвящённых целиком философии. По-моему философия должна быть скупою приправой к искусству и жизни. Заниматься ею одною так же странно, как есть один хрен.

По-моему,философия должна быть скупою приправой к искусству и жизни. Заниматься ею одною так же странно, как есть один хрен

По-моему,философия должна быть скупою приправой к искусству и жизни. Заниматься ею одною так же странно, как есть один хрен.

В философии не может быть государя, кроме истины. Мы должны поставить памятники из золота Кеплеру, Галилею, Декарту и на каждом написать: «Платон — друг, Аристотель — друг, но главный друг — истина»

В философии не может быть государя, кроме истины. Мы должны поставить памятники из золота Кеплеру, Галилею, Декарту и на каждом написать: «Платон — друг, Аристотель — друг, но главный друг — истина».

Моя философия — встречать закат с другом; мои принципы — встречать рассвет в одиночестве; моё творчество — проводить день с врагами

Моя философия — встречать закат с другом; мои принципы — встречать рассвет в одиночестве; моё творчество — проводить день с врагами.

В сущности, философия — это когда один философ доказывает, что все остальные философы — болваны. Обычно он убеждает нас в этом, а заодно и в том, что и сам он из их числа

В сущности, философия — это когда один философ доказывает, что все остальные философы — болваны. Обычно он убеждает нас в этом, а заодно и в том, что и сам он из их числа.

По мнению Платона, человек создан для философии, по мнению Бэкона — философия для человека

По мнению Платона, человек создан для философии, по мнению Бэкона — философия для человека.

Я не могу представить себе философии, более пагубно отзывающейся на нравственности и независимости писателей, чем та, которая учит их кормиться на счет благоволения министров и знати

Я не могу представить себе философии, более пагубно отзывающейся на нравственности и независимости писателей, чем та, которая учит их кормиться на счет благоволения министров и знати. Никакая философия не может так верно превращать людей, предназначенных природою быть нашим благословением и украшением, в позор и чуму общества.

Философия, которая способна научить человека быть совершенно счастливым, испытывая непереносимую боль, гораздо лучше той философии, которая боль смягчает

Философия, которая способна научить человека быть совершенно счастливым, испытывая непереносимую боль, гораздо лучше той философии, которая боль смягчает.

Новая философия — никогда не отдыхающая философия, никогда не достигающая цели, совершенства. Ее закон — прогресс. Местность, вчера не видная, сегодня — место ее действия, завтра будет ее исходным пунктом

Новая философия — никогда не отдыхающая философия, никогда не достигающая цели, совершенства. Ее закон — прогресс. Местность, вчера не видная, сегодня — место ее действия, завтра будет ее исходным пунктом.

Философия, которая борется с алчностью, гораздо лучше философии, которая разрабатывает законы об охране собственности

Философия, которая борется с алчностью, гораздо лучше философии, которая разрабатывает законы об охране собственности.

Легко быть философом, выучась наизусть три слова: бог так сотворил; и сие дая в ответ вместо всех причин

Легко быть философом, выучась наизусть три слова: бог так сотворил; и сие дая в ответ вместо всех причин.