Жизнь есть нечто самое простое потому, что она — самое фундаментальное и само собой разумеющееся, то, что, так сказать, просто «есть»

Жизнь есть нечто самое простое потому, что она — самое фундаментальное и само собой разумеющееся, то, что, так сказать, просто «есть».