Вся человеческая история — это расширение границ, но что, если мы захватим больше, чем можем удержать

Вся человеческая история — это расширение границ, но что, если мы захватим больше, чем можем удержать.