Любовь и сострадание — необходимость, а не роскошь. Без них человечество не может жить

Любовь и сострадание — необходимость, а не роскошь. Без них человечество не может жить.
Если Вы хотите, чтобы другие были счастливы, — сострадайте. Если хотите быть счастливым — сострадайте.

Меня интересует мнение не тех людей, которые разбираются в данном вопросе, а тех, которые сами кое-что сделали в одной из областей знания

Меня интересует мнение не тех людей, которые разбираются в данном вопросе, а тех, которые сами кое-что сделали в одной из областей знания.

© Hорберт Винер

Мое святая святых — это человеческое тело, здоровье, ум, талант, вдохновение, любовь и абсолютнейшая свобода

Мое святая святых — это человеческое тело, здоровье, ум, талант, вдохновение, любовь и абсолютнейшая свобода, свобода от силы и лжи, в чем бы последние две ни выражались.

Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и скотоподобие слабых

Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и скотоподобие слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вырождение, пьянство, лицемерие, вранье… Между тем во всех домах и на улицах тишина, спокойствие; из пятидесяти тысяч, живущих в городе, ни одного, который бы вскрикнул, громко возмутился. Мы видим тех, которые ходят на рынок за провизией, днем едят, ночью спят, которые говорят свою чепуху, женятся, старятся, благодушно тащат на кладбище своих покойников; но мы не видим и не слышим тех, которые страдают, и то, что страшно в жизни, происходит где-то за кулисами. Все тихо, спокойно, и протестует одна только немая статистика: столько-то с ума сошло, столько-то ведер выпито, столько-то детей погибло от недоедания… И такой порядок, очевидно, нужен; очевидно, счастливый чувствует себя хорошо только потому, что несчастные несут свое бремя молча, и без этого молчания счастье было бы невозможно. Это общий гипноз.

Знание не есть нечто законченное, закристаллизовавшееся, омертвевшее, оно вечно создается, вечно движется

Знание не есть нечто законченное, закристаллизовавшееся, омертвевшее, оно вечно создается, вечно движется.

© Дмитрий Николаевич Прянишников

Дао велико, небо велико, земля велика, и, наконец, царь велик. Итак, в мире существует четыре величия, одно из которых составляет царь

Дао велико, небо велико, земля велика, и, наконец, царь велик. Итак, в мире существует четыре величия, одно из которых составляет царь.

Величайшая из книг — книга жизни, которую нельзя ни закрыть, ни снова открыть по своему произволу

Величайшая из книг — книга жизни, которую нельзя ни закрыть, ни снова открыть по своему произволу.

Всем научились пользоваться люди, только не свободой

Всем научились пользоваться люди, только не свободой. Может быть, бороться с нуждой и крайней необходимостью гораздо легче, чем со свободой. В нужде люди закаляются и живут мечтой о свободе. Но вот приходит свобода, и люди не знают, что с ней делать.

Цель и конечный конец всей музыки не должно быть ничто другое, кроме как восславление Бога и восстановление души

Цель и конечный конец всей музыки не должно быть ничто другое, кроме как восславление Бога и восстановление души.

Легко играть на любом музыкальном инструменте: всё, что вам нужно сделать, это прикоснуться к правильной клавише в правильное время и инструмент будет играть самостоятельно

Легко играть на любом музыкальном инструменте: всё, что вам нужно сделать, это прикоснуться к правильной клавише в правильное время и инструмент будет играть самостоятельно.