Кто битым жизнью был, тот большего добьется. Пуд соли съевший, выше ценит мед

Кто битым жизнью был, тот большего добьется.
Пуд соли съевший, выше ценит мед.
Кто слезы лил, тот искренней смеется.
Кто умирал, тот знает, что живет.

Благородство и подлость, отвага и страх — все с рожденья заложено в наших телах

Благородство и подлость, отвага и страх —
Все с рожденья заложено в наших телах.

И с другом и с врагом ты должен быть хорош! Кто по натуре добр, в том злобы не найдешь. Обидишь друга — наживешь врага ты, Врага обнимешь — друга обретешь

И с другом и с врагом ты должен быть хорош!
Кто по натуре добр, в том злобы не найдешь.
Обидишь друга — наживешь врага ты,
Врага обнимешь — друга обретешь.

Тот, кто с юности верует в собственный ум, стал в погоне за истиной сух и угрюм. Притязающий с детства на знание жизни, виноградом не став, превратился в изюм

Тот, кто с юности верует в собственный ум, стал в погоне за истиной сух и угрюм. Притязающий с детства на знание жизни, виноградом не став, превратился в изюм.

Мы — источник веселья и скорби рудник, мы — вместилище скверны и чистый родник. Человек, словно в зеркале мир — многолик: он ничтожен, и он же безмерно велик

Мы — источник веселья и скорби рудник, мы — вместилище скверны и чистый родник. Человек, словно в зеркале мир — многолик: он ничтожен, и он же безмерно велик.

Только суть, как достойно мужчин, говори, лишь ответствуя — слов господин — говори. Уха два, а язык дан один не случайно — Дважды слушай и раз лишь один — говори

Только суть, как достойно мужчин, говори, лишь ответствуя — слов господин — говори. Уха два, а язык дан один не случайно — Дважды слушай и раз лишь один — говори!

Не пристало хороших людей обижать, не пристало, как хищник в пустыне, рычать. Не умно похваляться добытым богатством, не пристало за званья себя почитать

Не пристало хороших людей обижать, не пристало, как хищник в пустыне, рычать. Не умно похваляться добытым богатством, не пристало за званья себя почитать!

Если мельницу, баню, роскошный дворец получает в подарок дурак и подлец, а достойный идет в кабалу из-за хлеба — Мне плевать на твою справедливость, творец

Если мельницу, баню, роскошный дворец получает в подарок дурак и подлец, а достойный идет в кабалу из-за хлеба — Мне плевать на твою справедливость, творец!

Ты, всевышний, по-моему, жаден и стар. Ты наносишь рабу за ударом удар. Рай — награда безгрешным за их послушанье. Дал бы что-нибудь мне не в награду, а в дар

Ты, всевышний, по-моему, жаден и стар. Ты наносишь рабу за ударом удар. Рай — награда безгрешным за их послушанье. Дал бы что-нибудь мне не в награду, а в дар!

Лучше пить и веселых красавиц ласкать, чем в постах и молитвах спасенья искать. Если место в аду для влюбленных и пьяниц, то кого же прикажете в рай допускать

Лучше пить и веселых красавиц ласкать, чем в постах и молитвах спасенья искать. Если место в аду для влюбленных и пьяниц, то кого же прикажете в рай допускать?

Ты скажешь эта жизнь — одно мгновенье. Её цени, в ней черпай вдохновенье. Как проведёшь её, так и пройдёт, Не забывай: она — твоё творенье

Ты скажешь эта жизнь — одно мгновенье. Её цени, в ней черпай вдохновенье. Как проведёшь её, так и пройдёт, Не забывай: она — твоё творенье.

С людьми ты тайной не делись своей, ведь ты не знаешь, кто из них подлей. Как сам ты поступаешь с Божьей тварью, того же жди себе и от людей

С людьми ты тайной не делись своей, ведь ты не знаешь, кто из них подлей. Как сам ты поступаешь с Божьей тварью, того же жди себе и от людей.

Благородство страданием, друг, рождено, стать жемчужиной — всякой ли капле дано? Можешь всё потерять, сбереги только душу, — чаша снова наполнится, было б вино

Благородство страданием, друг, рождено, стать жемчужиной — всякой ли капле дано? Можешь всё потерять, сбереги только душу, — чаша снова наполнится, было б вино.

В божий храм не пускайте меня на порог. Я — безбожник. Таким сотворил меня бог. Я подобен блуднице, чья вера — порок. Рады б грешники в рай — да не знают дорог

В божий храм не пускайте меня на порог. Я — безбожник. Таким сотворил меня бог. Я подобен блуднице, чья вера — порок. Рады б грешники в рай — да не знают дорог.

Чем за общее счастье без толку страдать — лучше счастье кому-нибудь близкому дать. Лучше друга к себе привязать добротою, Чем от пут человечество освобождать

Чем за общее счастье без толку страдать — лучше счастье кому-нибудь близкому дать. Лучше друга к себе привязать добротою, Чем от пут человечество освобождать.

Некто мудрый внушал задремавшему мне: «Просыпайся! Счастливым не станешь во сне. Брось ты это занятье, подобное смерти, После смерти, Хайям, отоспишься вполне!»

Некто мудрый внушал задремавшему мне: «Просыпайся! Счастливым не станешь во сне. Брось ты это занятье, подобное смерти, После смерти, Хайям, отоспишься вполне!».

Один всегда постыден труд — превозносить себя, да так ли ты велик и мудр? — сумей спросить себя. Примером служат пусть глаза — огромный видя мир, они не ропщут от того, что им не зрить себя

Один всегда постыден труд — превозносить себя, да так ли ты велик и мудр? — сумей спросить себя. Примером служат пусть глаза — огромный видя мир, они не ропщут от того, что им не зрить себя.

Я познание сделал своим ремеслом, я знаком с высшей правдой и с низменным злом. Все тугие узлы я распутал на свете, кроме смерти, завязанной мертвым узлом

Я познание сделал своим ремеслом, я знаком с высшей правдой и с низменным злом. Все тугие узлы я распутал на свете, кроме смерти, завязанной мертвым узлом.

Тот усердствует слишком, кричит: «Это — я!» В кошельке золотишком бренчит: «Это — я!» Но едва лишь успеет наладить делишки — Смерть в окно к хвастунишке стучит: «Это — я!»

Тот усердствует слишком, кричит: «Это — я!» В кошельке золотишком бренчит: «Это — я!» Но едва лишь успеет наладить делишки — Смерть в окно к хвастунишке стучит: «Это — я!».

Общаясь с дураком, не оберёшься срама, Поэтому совет ты выслушай Хайяма: Яд, мудрецом тебе предложенный, прими, Из рук же дурака не принимай бальзама

Общаясь с дураком, не оберёшься срама, Поэтому совет ты выслушай Хайяма: Яд, мудрецом тебе предложенный, прими, Из рук же дурака не принимай бальзама.

Хоть мудрец — не скупец и не копит добра, Плохо в мире и мудрому без серебра. Под забором фиалка от нищенства никнет, А богатая роза красна и щедра

Хоть мудрец — не скупец и не копит добра, Плохо в мире и мудрому без серебра. Под забором фиалка от нищенства никнет, А богатая роза красна и щедра!

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно не мало, два важных правила запомни для начала: ты лучше голодай, чем что попало есть, и лучше будь один, чем вместе с кем попало

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно не мало,
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

Ты лучше голодай, чем что-попало ешь. Ты лучше будь один, чем вместе с кем попало

Ты лучше голодай, чем что-попало ешь. Ты лучше будь один, чем вместе с кем попало.

Сердце, в жизни от пьянства подальше держись, Полных кубков в застолии ты сторонись

Сердце, в жизни от пьянства подальше держись,
Полных кубков в застолии ты сторонись!
Есть в вине — исцеление, в пьянстве — страданье,
Ты не бойся лекарства, болеть — берегись.

Скинь ризы показные! Не поступай, как тот, Кто платье покупает, а тело продает

Скинь ризы показные! Не поступай, как тот,
Кто платье покупает, а тело продает.
Рогожею прикройся — и вот под ней тебя
Неведомая миру порфира облечет.

Разум мой не силен и не слишком глубок, Чтобы замыслов Божьих распутать клубок

Разум мой не силен и не слишком глубок,
Чтобы замыслов Божьих распутать клубок.
Я молюсь и Аллаха понять не пытаюсь —
Сущность Бога способен постичь только Бог.

Разумно ль смерти мне страшиться? Только раз Я ей взгляну в лицо, когда придет мой смертный час

Разумно ль смерти мне страшиться? Только раз
Я ей взгляну в лицо, когда придет мой смертный час.
И стоит ли жалеть, что я — кровавой слизи,
Костей и жил мешок — исчезну вдруг из глаз?

Растить в душе побег унынья — преступленье, Пока не прочтена вся книга наслажденья

Растить в душе побег унынья — преступленье,
Пока не прочтена вся книга наслажденья.
Лови же радости и жадно пей вино:
Жизнь коротка, увы! Летят ее мгновенья.

Не будь беспечен: жизнь хитра, так старцы говорят, У злого рока меч остер, будь осторожен, брат

Не будь беспечен: жизнь хитра, так старцы говорят,
У злого рока меч остер, будь осторожен, брат,
И если в рот тебе судьба кусок халвы положит,
Не будь поспешен, мудрый брат: в халву подмешан яд.

Не дай себя отвлечь, за блёстками не рвись; Добра ли, зла судьба, а всё равно — трудись

Не дай себя отвлечь, за блёстками не рвись;
Добра ли, зла судьба, а всё равно — трудись.
В игре не только ты, все проиграть способны:
И Мекки гордый храм, и небосвода высь.

Людей, украсивших мозаику минут, Уводят небеса — и вновь сюда ведут

Людей, украсивших мозаику минут,
Уводят небеса — и вновь сюда ведут.
Пока бессмертен Бог, полны подолы неба,
Карман земли глубок, — рождаться людям тут.

Не только в пятницу не перестану пить, Горчайшее вино и в дни поста мне пить

Не только в пятницу не перестану пить,
Горчайшее вино и в дни поста мне пить.
Но я-то чистый сок в бочонок лил!.. Всевышний,
Не делай горьким сок! — тогда не стану пить