Биография Джозефа Аддисона

Джозеф Аддисон - цитатыДжозеф Аддисон является английским публицистом, драматургом, эстетиком, политиком и поэтом, которого можно считать одним из стоявших в основе английского Просвещения. Наряду с Ричардом Стилом и Даниэлем Дефо, он претендует на статус первого журналиста в Европе. Он писал не только журнальные статьи и политические стихи, но и более серьезные и громоздкие произведения. Например, в 1713 году он написал популярную в XVIII веке трагедию «Катон».

Рождение будущего писателя и поэта произошло 1 мая 1672 года в графстве Уилтшир, в Милстоне. В 1683 году его отца назначили настоятелем собора, который находился в Личфилде, и Джозеф стал учиться в местной школе латинской грамматике. С 1686 года он продолжил обучение в лондонском Чартерхаус Скул, где заимел знакомство с Р. Стилом. На 1687-1699 годы обучения Джозеф Аддисон был принят Оксфордским университетом, сначала Куинз-колледжем, затем – Модлин-колледжем. В 1691 году он получил бакалавра, а в 1693 – магистра. С 1698 года начал учиться в аспирантуре Модлин-колледжа. До настоящего времени сохранена аллея, на которой любил гулять литератор.

Постепенно Джозеф Аддисон стал приобретать известность ученого и поэта, завязалась дружба с У. Конгривом и Д. Драйденом. В 1699 году он начал готовиться к дипломатической службе, получив королевский грант в размере 200 фунтов для путешествия в Европу на континент. Эта поездка продлилась до 1703 года.

В 1704 году он вернулся в Англию и вошел в литературно-политический кружок вигов, в котором числились многие влиятельные люди, в том числе Джон Ванбру и Уильям Конгрив.  Правительство сделало заказ на сочинение поэмы, посвященной победе в Бленхеймском сражении, которую одержал герцог Мальборо. Эта поэма была написана Аддисоном и получила название «Поход». В этом же году его назначили в комиссию, занимающуюся апелляциями, а в 1705 году виги победили на выборах, что открыло поэту новые возможности — он сумел стать помощником государственного секретаря. В это же время было опубликовано его «Путешествие по Италии».

Когда Джозеф Аддисон находился в Ирландии, его друг Стил стал издавать журнал «Болтун» сатирико-нравоучительной направленности, который выходил три раза в неделю и был призван наглядно освещать публике Лондона примеры хорошего вкуса и поведения джентльменов. Периодически Джозеф Аддисон сочинял для Стила некоторые материалы, а когда в 1709 году произошло возвращение в Лондон, он стал автором всех публиковавшихся в «Болтуне» материалов. Журнал издавался вплоть до декабря 1710 года.

Когда виги потерпели поражение на выборах, литератор стал распределять свое время между деятельностью в парламенте и посещением клуба «Кит-кэт», в котором в тот период наиболее близким приятелем поэта был Джонатан Свифт, перешедший в дальнейшем в стан тори. Успешность в издании «Болтуна» вдохновила Аддисона со Стилом на выпуск нового журнала той же направленности. На этот раз инициативу проявил Джозеф Аддисон, который целями нового журнала видел распространение просвещения из университетов, школ и библиотек в ассамблеи, кофейни и клобы с чайными столиками.

Новый журнал, получивший название «Наблюдатель» (или «Зритель»), стал очень популярным, выходя почти каждый день с марта 1711 года по декабрь 1712 года. Он нравился читателям не только из-за политических новостей, литературных новинок, обзоров последних тенденций в моде, но и из-за серьезных критических разборов. Издатели ставили перед собой цель не столько идти на поводу у вкусов публики, но и поднимать ее уровень. Особый успех у читателей имели еженедельные эссе, написанные Джозефом Аддисоном о произведении, которое тогда почти забыли, — «Потерянный рай» Мильтона.

Ежедневно в Лондоне продавалось около трех тысяч экземпляров популярного журнала, что тогда было настоящим рекордом. Когда журнал закрыли, оставшиеся 555 номеров переиздали в семь книг. В 1714 году литератор с помощью своих помощников написал, подготовил и выпустил в свет еще 80 номеров журнала. В течение всего XVIII века «Наблюдатель» оставался примером качественного общественно-политического издания, которому подражали во всех уголках Европы.

В апреле 1713 года королевским театром «Друри-Лейн» была поставлена трагедия талантливого Аддисона «Катон». Постановка стала открытием для английской публики до конца столетия. Эта трагедия была поднята на свой щит как торами, так и вигами. Первые видели в фигуре Цезаря полководца, который был удачливым, но при этом опасным для страны. Вторые восхищались фигурой Катона, которого рассматривался в качестве защитника национальных традиций от наступления инородных нравов.

Когда в 1714 году умерла королева Анна, создались благоприятные условия для возврата Джозефа Аддисона к государственной службе. До того, как приехал из Ганновера будущий Георг I, литератор работал секретарем при регентах. В 1717 году его назначили государственным секретарем. После заключения брака с вдовой графа Уорика Аддисон переехал в ее роскошную кенсингтонскую резиденцию Холланд-хаус.

В последние годы жизни литератор стал меньше уделять время творчеству из-за новых обязанностей. Возникли осложнения с людьми, которые были партнерами по издательскому делу. Комедию «Барабанщик» поставили в «Друри-лейн» при условии сохранения анонимности автора. В 1716 году, в первой его половине, Джозеф Аддисон опубликовал свои эссе, связанные с политической темой. Со Стилом произошла ссора по поводу билля о правах пэрства.

Смерть литератора наступила в Лондоне 17 июня 1719 года, когда ему было 47 лет. Его прах покоится возле могилы лорда Галифакса в Вестминстерском аббатстве. Положительные рецензии доктора Джонсона на эссе Джозефа Аддисона сделали его посмертно самым авторитетным и влиятельным мастером англоязычной прозы.

В беседах с глазу на глаз между близкими друзьями мудрейшие люди очень часто высказывают весьма слабые суждения,потому что разговор с другом-это тоже самое,что мысли вслух

В беседах с глазу на глаз между близкими друзьями мудрейшие люди очень часто высказывают весьма слабые суждения,потому что разговор с другом-это тоже самое,что мысли вслух.

Я всегда предпочитал радость веселью. Веселье — это манера поведения, тогда как радость — это привычка ума.Веселье краткосрочно, радость же постоянна и неизменна

Я всегда предпочитал радость веселью. Веселье — это манера поведения, тогда как радость — это привычка ума.Веселье краткосрочно, радость же постоянна и неизменна.

Исчезла бы половина человеческих страданий, если бы люди стали руководствоваться в своей жизни взаимным состраданием, благожелательностью и любовью

Исчезла бы половина человеческих страданий, если бы люди стали руководствоваться в своей жизни взаимным состраданием, благожелательностью и любовью.

Основные составляющие счастья в этой жизни таковы: человек должен над чем-то трудиться, кого-то любить и на что-то надеяться

Основные составляющие счастья в этой жизни таковы: человек должен над чем-то трудиться, кого-то любить и на что-то надеяться.

Читатель прочтет книгу с гораздо большим удовольствием, если будет знать, кто ее автор: негр или белый, холерик или сангвиник, женатый или холостяк

Читатель прочтет книгу с гораздо большим удовольствием, если будет знать, кто ее автор: негр или белый, холерик или сангвиник, женатый или холостяк.

Человек по самой своей природе подвержен тысячам бед и невзгод, но, даже если жизнь не заполнена злоключениями, мы постоянно добавляем несчастье к несчастью

Человек по самой своей природе подвержен тысячам бед и невзгод, но, даже если жизнь не заполнена злоключениями, мы постоянно добавляем несчастье к несчастью, усугубляя горечь жестоким обращением друг с другом.

Человек всегда должен задумываться над тем, на сколько у него больше имущества, чем ему необходимо, и насколько несчастнее он может стать в будущем

Человек всегда должен задумываться над тем, на сколько у него больше имущества, чем ему необходимо, и насколько несчастнее он может стать в будущем.

Уверенность в том, что ты любим, смягчает страдания разлуки. Последнее «прости» даже теряет свою горечь, когда в нем еще слышится отзвук любви

Уверенность в том, что ты любим, смягчает страдания разлуки. Последнее «прости» даже теряет свою горечь, когда в нем еще слышится отзвук любви.

Тот, у кого тонкий нюх на всякого рода намеки и выпады, принимает самые невинные слова за обман и подстрекательство

Тот, у кого тонкий нюх на всякого рода намеки и выпады, принимает самые невинные слова за обман и подстрекательство — зато на вопиющие пороки и заблуждения обращает внимание только в книгах.

Титулы и слава предков придают блеск имени, носимому с достоинством, но делают еще более презренным опозоренное имя

Титулы и слава предков придают блеск имени, носимому с достоинством, но делают еще более презренным опозоренное имя.

Спорщики напоминают мне рыбу, которая, попав на крючок, вспенивает вокруг себя воду, пока не становится незаметной

Спорщики напоминают мне рыбу, которая, попав на крючок, вспенивает вокруг себя воду, пока не становится незаметной.

Самая необузданная страсть у всех живых существ — похоть и голод; первая вызвана постоянным стремлением к воспроизводству себе подобных, вторая — к самосохранению

Самая необузданная страсть у всех живых существ — похоть и голод; первая вызвана постоянным стремлением к воспроизводству себе подобных, вторая — к самосохранению.

Павлин в своем блеске не выставляет напоказ столько цветов, сколько можно насчитать в праздничном наряде англичанки

Павлин в своем блеске не выставляет напоказ столько цветов, сколько можно насчитать в праздничном наряде англичанки.

Ничто, если не считать преступления, не делает человека столь презренным и ничтожным в глазах мира, как непоследовательность

Ничто, если не считать преступления, не делает человека столь презренным и ничтожным в глазах мира, как непоследовательность.

Наименее шумливая, наиболее скромная дружба часто — наиболее полезная. Поэтому я всегда предпочел бы сдержанного друга не в меру усердному

Наименее шумливая, наиболее скромная дружба часто — наиболее полезная. Поэтому я всегда предпочел бы сдержанного друга не в меру усердному.

Человек, который наделен даром насмешки, имеет обыкновение придираться ко всему, что дает ему возможность продемонстрировать свой талант

Человек, который наделен даром насмешки, имеет обыкновение придираться ко всему, что дает ему возможность продемонстрировать свой талант.

Мужчины, которые относятся к женщинам с наибольшим почтением, редко пользуются у них наибольшим успехом

Мужчины, которые относятся к женщинам с наибольшим почтением, редко пользуются у них наибольшим успехом.

Два человека, избравшие друг друга среди всех прочих людей ради того, чтобы приносить друг другу любовь и поддержку, обязаны проявлять чувство юмора, приветливость

Два человека, избравшие друг друга среди всех прочих людей ради того, чтобы приносить друг другу любовь и поддержку, обязаны проявлять чувство юмора, приветливость, благоразумие, умение прощать, терпение и радушие, должны помнить о том, как хрупка и непрочна жизнь человеческого существа, и уважать друг друга до конца своих дней.

Когда я вижу столы, покрытые столькими яствами, мне чудится, что за каждым из них прячется, как в засаде, подагра, водянка, лихорадка и множество других болезней

Когда я вижу столы, покрытые столькими яствами, мне чудится, что за каждым из них прячется, как в засаде, подагра, водянка, лихорадка и множество других болезней.

Трудно себе представить, что сталось бы с человеком, живи он в государстве, населенном литературными героями

Трудно себе представить, что сталось бы с человеком, живи он в государстве, населенном литературными героями.

На сорок человек умных приходится один человек со здравым смыслом. Тот, кто имеет только золото, нередко попадает в затруднительное положение за неимением мелких денег

На сорок человек умных приходится один человек со здравым смыслом. Тот, кто имеет только золото, нередко попадает в затруднительное положение за неимением мелких денег.

Умный человек счастлив, лишь когда удостаивается собственной похвалы; дурак же довольствуется аплодисментами окружающих

Умный человек счастлив, лишь когда удостаивается собственной похвалы; дурак же довольствуется аплодисментами окружающих.