Нет ничего справедливого, прекрасного или безобразного по природе: все это определяется установлением и обычаем

Нет ничего справедливого, прекрасного или безобразного по природе: все это определяется установлением и обычаем.

Разве не всё равно, занять ли такой дом, в котором жили многие, или такой, в котором никто не жил? И не всё ли равно, плыть на корабле, где уже плавали тысячи людей или где ещё никто не плавал

Разве не всё равно, занять ли такой дом, в котором жили многие, или такой, в котором никто не жил? И не всё ли равно, плыть на корабле, где уже плавали тысячи людей или где ещё никто не плавал? Вот так же всё равно, жить ли с женщиной, которую уже знавали многие, или с такой, которую никто не трогал.

Оттого, что человек очень много ест, он не становится здоровее, чем тот, который довольствуется только необходимым; точно так же и ученый — это не тот, кто много читает, а тот, кто читает с пользою

Оттого, что человек очень много ест, он не становится здоровее, чем тот, который довольствуется только необходимым; точно так же и ученый — это не тот, кто много читает, а тот, кто читает с пользою.

Лучшая доля не в том, чтобы воздерживаться от наслаждений, а в том, чтобы властвовать над ними, не подчиняясь им

Лучшая доля не в том, чтобы воздерживаться от наслаждений, а в том, чтобы властвовать над ними, не подчиняясь им.

Чтобы отличить мудреца от глупца, отправь обоих нагишом к людям, которые их не знают, и тогда увидишь

Чтобы отличить мудреца от глупца, отправь обоих нагишом к людям, которые их не знают, и тогда увидишь.