Не существует более славного творения, нежели человек, наделенный добродетелью и помышляющий о том, каким образом он может сделать себя более угодным Творцу, творя добро по отношению к своим ближним

Не существует более славного творения, нежели человек, наделенный добродетелью и помышляющий о том, каким образом он может сделать себя более угодным Творцу, творя добро по отношению к своим ближним.

У порока нет раба более подлого, общество не порождает гада более отвратительного и у лукавого нет гостя более достойного, более ему приятного, чем клеветник

У порока нет раба более подлого, общество не порождает гада более отвратительного и у лукавого нет гостя более достойного, более ему приятного, чем клеветник.

Ревность — та же подагра: если эти недуги в крови, никогда нельзя быть уверенным, что не разразятся вдруг

Ревность — та же подагра: если эти недуги в крови, никогда нельзя быть уверенным, что не разразятся вдруг, и часто это случается по ничтожнейшим поводам, когда меньше всего этого ожидаешь.

Поскольку Ничто не есть Нечто, все, что не Нечто, есть Ничто; а тот факт что Нечто не есть Ничто

Поскольку Ничто не есть Нечто, все, что не Нечто, есть Ничто; а тот факт что Нечто не есть Ничто, является чрезвычайно веским доводом в пользу Ничто, особенно для людей, искушенных в житейских делах.

Ошибочное милосердие не только слабость, но граничит с несправедлнвостью и весьма пагубно для общества, потому что поощряет порок

Ошибочное милосердие не только слабость, но граничит с несправедлнвостью и весьма пагубно для общества, потому что поощряет порок.

Оказывая благодеяния, мы не всегда приобретаем друга, но непременно наживаем несколько врагов

Оказывая благодеяния, мы не всегда приобретаем друга, но непременно наживаем несколько врагов.

Люди чересчур хитрые часто делают промахи, воображая других умнее или, лучше сказать, хитрее, чем они суть на самом деле

Люди чересчур хитрые часто делают промахи, воображая других умнее или, лучше сказать, хитрее, чем они суть на самом деле.

Лучший человеческий характер, равно как лучший китайский фарфор, может иметь недостаток, и я полагаю, что в обоих случаях он неисправим

Лучший человеческий характер, равно как лучший китайский фарфор, может иметь недостаток, и я полагаю, что в обоих случаях он неисправим, что, однако, не мешает им быть высшего достоинства.

Лесть всегда нам нравится, когда она касается качеств, которых нам недостает

Лесть всегда нам нравится, когда она касается качеств, которых нам недостает. Скажите дураку, что он очень умен, и плуту, что он честнейший человек в свете, и они заключат вас в свои объятия.

Клевета со стороны некоторых господ — такая же хорошая рекомендация, как похвала со стороны других

Клевета со стороны некоторых господ — такая же хорошая рекомендация, как похвала со стороны других.

Есть много женщин, которые кричат при виде мыши или крысы, а способны отравить мужа или, что ещё хуже, довести его до того, что он отравится

Есть много женщин, которые кричат при виде мыши или крысы, а способны отравить мужа или, что ещё хуже, довести его до того, что он отравится.

Есть женщины, в характере которых самолюбие господствует в такой сильной степени, что всякую похвалу, о ком бы она ни была сказана, они конфискуют в свою пользу

Есть женщины, в характере которых самолюбие господствует в такой сильной степени, что всякую похвалу, о ком бы она ни была сказана, они конфискуют в свою пользу.

Гораздо полезнее уметь предсказывать поступки людей при тех или иных обстоятельствах на основании их характера, чем судить об их характере на основании их поступков

Гораздо полезнее уметь предсказывать поступки людей при тех или иных обстоятельствах на основании их характера, чем судить об их характере на основании их поступков.

Величайшее утешение во всех моих горестях в том и состоит, что никакие враги не властны отнять у меня совесть

Величайшее утешение во всех моих горестях в том и состоит, что никакие враги не властны отнять у меня совесть, а я никогда не стану таким врагом себе, что нанесу ей ущерб.

Безутешное горе и бурная радость действуют на человека почти одинаково, а когда они обрушиваются на нас врасплох

Безутешное горе и бурная радость действуют на человека почти одинаково, а когда они обрушиваются на нас врасплох, то могут вызвать такое потрясение и замешательство, что мы часто лишаемся всех своих способностей.