Если не можешь вдохновить женщину на любовь к себе, заполни её до краев своей любовью: и в том, и в другом случае она станет твоей

Если не можешь вдохновить женщину на любовь к себе, заполни её до краев своей любовью: и в том, и в другом случае она станет твоей.

Красота тела может привлечь истинных поклонников, но для того чтобы их удержать, требуется красота души

Красота тела может привлечь истинных поклонников, но для того чтобы их удержать, требуется красота души.

Излишества в юности — вексель на старость, по которому приходится платить с процентами за тридцать лет

Излишества в юности — вексель на старость, по которому приходится платить с процентами за тридцать лет.

Слава — это могильщик, который обращает мало внимания на живых, зато обряжает мертвых, устраивает их похороны и провожает в могилу

Слава — это могильщик, который обращает мало внимания на живых, зато обряжает мертвых, устраивает их похороны и провожает в могилу.

Если вы хотите, чтобы вас знали незнакомые, живите в деревне; а если хотите, чтобы вас не знали знакомые, живите в городе

Если вы хотите, чтобы вас знали незнакомые, живите в деревне; а если хотите, чтобы вас не знали знакомые, живите в городе.

В политике, как и в делах веры, у нас меньше сострадания для тех, кто наполовину разделяет наши убеждения, чем для тех, кто совершенно отвергает их

В политике, как и в делах веры, у нас меньше сострадания для тех, кто наполовину разделяет наши убеждения, чем для тех, кто совершенно отвергает их.

Мученическая смерть доказывает, что человек не был мошенником, но не доказывает, что он не был глупцом

Мученическая смерть доказывает, что человек не был мошенником, но не доказывает, что он не был глупцом.

Некоторые читают, чтобы думать; таких очень мало. Другие читают, чтобы писать; таких много. А третьи читают, чтобы говорить; и их огромное большинство

Некоторые читают, чтобы думать; таких очень мало. Другие читают, чтобы писать; таких много. А третьи читают, чтобы говорить; и их огромное большинство.

На одного человека, искренне сочувствующего нашим горестям, приходится тысяча тех, кто искренне завидует нашим успехам

На одного человека, искренне сочувствующего нашим горестям, приходится тысяча тех, кто искренне завидует нашим успехам.

На многих книгах ум читателя отдыхает, и причина этого очень проста: точно так же отдыхал ум писателя

На многих книгах ум читателя отдыхает, и причина этого очень проста: точно так же отдыхал ум писателя.

Вот в чем разница между счастьем и мудростью: тот, кто считает себя самым счастливым, действительно самый счастливый; но тот, кто считает себя самым мудрым, скорее всего самый большой дурак

Вот в чем разница между счастьем и мудростью: тот, кто считает себя самым счастливым, действительно самый счастливый; но тот, кто считает себя самым мудрым, скорее всего самый большой дурак.

Мы более склонны перенимать чужие пороки, чем добродетели: болезнь гораздо более заразна, чем здоровье

Мы более склонны перенимать чужие пороки, чем добродетели: болезнь гораздо более заразна, чем здоровье.

Если хочешь нажить врагов, превзойди других; если хочешь приобрести друзей, позволь себя превзойти

Если хочешь нажить врагов, превзойди других; если хочешь приобрести друзей, позволь себя превзойти.

Женщины не преступают так часто, как мужчины, законы благопристойности, но если им приходится преступить, то они заходят в этом отношении гораздо дальше

Женщины не преступают так часто, как мужчины, законы благопристойности, но если им приходится преступить, то они заходят в этом отношении гораздо дальше.

Любовь — это спаниель, которого больше радует наказание от хозяйской руки, чем ласки руки посторонней

Любовь — это спаниель, которого больше радует наказание от хозяйской руки, чем ласки руки посторонней.

Честолюбие для нашей души — то же, что клобук для сокола: сначала оно нас ослепляет, потом побуждает возвыситься именно вследствие нашего ослепления

Честолюбие для нашей души — то же, что клобук для сокола: сначала оно нас ослепляет, потом побуждает возвыситься именно вследствие нашего ослепления. Но увы! Стоит только достигнуть вершины тщетной славы, чтобы почувствовать себя в бездне несчастья, ибо тогда желать больше нечего, но бояться можно всего.

Тот, кто мало знает свет, готов преклонять перед ним колени и обожать его; кто же знает его хорошо, тот больше всего презирает его

Тот, кто мало знает свет, готов преклонять перед ним колени и обожать его; кто же знает его хорошо, тот больше всего презирает его.

Скука, быть может, порождает больше игроков, чем желание выигрыша, больше пьяниц, чем жажда, и вызывает больше самоубийств, чем отчаяние

Скука, быть может, порождает больше игроков, чем желание выигрыша, больше пьяниц, чем жажда, и вызывает больше самоубийств, чем отчаяние.

Когда у вас нет серьёзных доводов для возражения, лучше ничего не говорите. Слабая защита лишь увеличивает силы противника, а молчание меньше вредит, чем неумелый ответ

Когда у вас нет серьёзных доводов для возражения, лучше ничего не говорите. Слабая защита лишь увеличивает силы противника, а молчание меньше вредит, чем неумелый ответ.

Две вещи, которыми мы особенно дорожим, — это наша репутация и наша жизнь. Не больно ли только думать, что самый презренный навет может лишить нас первой и самое хрупкое оружие — второй

Две вещи, которыми мы особенно дорожим, — это наша репутация и наша жизнь. Не больно ли только думать, что самый презренный навет может лишить нас первой и самое хрупкое оружие — второй?

Деспотизм не может существовать в стране до тех пор, пока не уничтожена свобода прессы, подобно тому как ночь не может надвинуться, пока солнце не зашло

Деспотизм не может существовать в стране до тех пор, пока не уничтожена свобода прессы, подобно тому как ночь не может надвинуться, пока солнце не зашло.

В науке руководителем является разум, в поэзии — вкус. Цель первой — правда, единообразная и неделимая; цель второй — красота, разнообразная и многообразная

В науке руководителем является разум, в поэзии — вкус. Цель первой — правда, единообразная и неделимая; цель второй — красота, разнообразная и многообразная.

В любой области науки профессора предпочитают свои собственные теории истине, потому что их теории — их личная собственность, а истина — всеобщее достояние

В любой области науки профессора предпочитают свои собственные теории истине, потому что их теории — их личная собственность, а истина — всеобщее достояние.

Если вы крадете у современников, вас обругают за плагиат, а если у древних — похвалят за эрудицию

Если вы крадете у современников, вас обругают за плагиат, а если у древних — похвалят за эрудицию.

Многие ничуть не кривят душой, когда говорят о своем презрении к богатству, однако при этом имеют в виду богатство, принадлежащее другим

Многие ничуть не кривят душой, когда говорят о своем презрении к богатству, однако при этом имеют в виду богатство, принадлежащее другим.

На свете было бы столько же Петрарк, сколько и Антониев, если бы Лауры не попадались реже, чем Клеопатры

На свете было бы столько же Петрарк, сколько и Антониев, если бы Лауры не попадались реже, чем Клеопатры.

Экзаменов страшится любой, будь он семи пядей во лбу, ведь на экзамене самый глупый может спросить больше, чем самый умный может ответить

Экзаменов страшится любой, будь он семи пядей во лбу, ведь на экзамене самый глупый может спросить больше, чем самый умный может ответить.