Также и много других собрать бы я мог доказательств, Чтобы еще подтвердить несомненность моих рассуждений; но и следов, что я здесь лишь наметил, довольно, чтобы ты чутким умом доследовал все остальное

Также и много других собрать бы я мог доказательств, Чтобы еще подтвердить несомненность моих рассуждений; но и следов, что я здесь лишь наметил, довольно, чтобы ты чутким умом доследовал все остальное.

Сладко, когда на просторах морских разыграются ветры с твердой земли наблюдать за бедой, постигшей другого. Не потому, что для нас будут чьи-либо муки приятны, но потому, что себя вне опасности чувствовать сладко

Сладко, когда на просторах морских разыграются ветры с твердой земли наблюдать за бедой, постигшей другого. Не потому, что для нас будут чьи-либо муки приятны, Но потому, что себя вне опасности чувствовать сладко.

Нет, однако, вещей достоверных, чтоб невозможны не показались они нам с первого взгляда, а также ни удивительных нет, ни настолько великих явлений, Чтоб не внушали они изумленья все меньше и меньше

Нет, однако, вещей достоверных, чтоб невозможны не показались они нам с первого взгляда, а также ни удивительных нет, ни настолько великих явлений, Чтоб не внушали они изумленья все меньше и меньше.

Ибо наличная вещь, коль приятней ее мы не знаем, нравиться больше всего и кажется полной достоинств, но постепенно затем предмет, оказавшийся лучше, губит ее и всегда устарелые вкусы меняет

Ибо наличная вещь, коль приятней ее мы не знаем,
Нравиться больше всего и кажется полной достоинств,
Но постепенно затем предмет, оказавшийся лучше,
Губит ее и всегда устарелые вкусы меняет.
Так отвратительны всем стали желуди, так в небреженьи
Ложа из листьев и трав постепенно оставлены были.
Также одежду из шкур оставили люди звериных.
Хоть и внушала она при открытьи столь сильную зависть.
Что несомненно убит был тайком ее первый владетель.

Вот почему наблюдать всегда надлежит человека В бедах и грозной нужде и тогда убедиться, каков он. Ведь из сердечных глубин лишь тогда вылетает невольно Истинный голос, личина срывается, суть остается

Вот почему наблюдать всегда надлежит человека В бедах и грозной нужде и тогда убедиться, каков он. Ведь из сердечных глубин лишь тогда вылетает невольно Истинный голос, личина срывается, суть остается.

Не ясно ли всякому, что природа наша требует лишь одного — чтобы тело не ощущало страданий и чтобы мы могли наслаждаться размышлениями и приятными ощущениями, не зная страха и тревог

Не ясно ли всякому, что природа наша требует лишь одного — чтобы тело не ощущало страданий и чтобы мы могли наслаждаться размышлениями и приятными ощущениями, не зная страха и тревог?

Дна никакого нет у вселенной нигде, и телам изначальным остаться негде на месте, раз нет ни конца, ни предела пространству

Дна никакого нет у вселенной нигде, и телам изначальным остаться негде на месте, раз нет ни конца, ни предела пространству.

Оттого только страх всех смертных объемлет, что много видят они явлений на земле и на небе нередко, коих причины никак усмотреть и понять не умеют, и полагают, что все это божьим веленьем творится. Если же будем мы знать, что ничто не способно возникнуть из ничего, то тогда мы гораздо яснее увидим наших заданий предмет

Оттого только страх всех смертных объемлет, что много видят они явлений на земле и на небе нередко, коих причины никак усмотреть и понять не умеют, и полагают, что все это божьим веленьем творится. Если же будем мы знать, что ничто не способно возникнуть из ничего, то тогда мы гораздо яснее увидим наших заданий предмет: и откуда являются вещи, и каким образом все происходит без помощи свыше.

После того как тело расслабили тяжкие удары времени, после того как руки и ноги отяжелели, утратили силу, разум тоже начинает прихрамывать, язык заплетается и ум убывает

После того как тело расслабили тяжкие удары времени, после того как руки и ноги отяжелели, утратили силу, разум тоже начинает прихрамывать, язык заплетается и ум убывает.

Ничто, по-видимому, не совершается столь же быстро, как то, что замышляет и приводит в исполнение сам ум

Ничто, по-видимому, не совершается столь же быстро, как то, что замышляет и приводит в исполнение сам ум.

Правда, бывают трудные минуты, но сопротивляйся им — повернись к дурному спиной, и твоя внутренняя весна не обманет тебя. Даже старость и та не всегда сгибается под холодным мраком ночи

Правда, бывают трудные минуты, но сопротивляйся им — повернись к дурному спиной, и твоя внутренняя весна не обманет тебя. Даже старость и та не всегда сгибается под холодным мраком ночи.

Пока у нас нет того, к чему мы стремимся, эта вещь нам кажется высшим благом; а, получив ее, мы начинаем столь же страстно желать чего-то другого

Пока у нас нет того, к чему мы стремимся, эта вещь нам кажется высшим благом; а, получив ее, мы начинаем столь же страстно желать чего-то другого.

Человек сам не знает, чего он хочет, и постоянно ищет перемены мест, как будто это может избавить его от бремени

Человек сам не знает, чего он хочет, и постоянно ищет перемены мест, как будто это может избавить его от бремени.

Если души человек лишен не всецело, но большей части её, то и тут за жизнь он цепляется крепко

Если души человек лишен не всецело, но большей части её, то и тут за жизнь он цепляется крепко.