Все у женщин поддельно, и речи их, и красота. Если женщина поначалу и кажется красивой, то это лишь следствие многочисленных притираний. Вся ее красота — это мирра, крашеные волосы и прочие выдумки. Если же лишить ее всех этих хитростей, то она уподобится галке из басни, с которой сняли чужие перья

Все у женщин поддельно, и речи их, и красота. Если женщина поначалу и кажется красивой, то это лишь следствие многочисленных притираний. Вся ее красота — это мирра, крашеные волосы и прочие выдумки. Если же лишить ее всех этих хитростей, то она уподобится галке из басни, с которой сняли чужие перья.

Долго лежит снег на необработанных, диких местах; но где земля сияет, укрощенная плугом, он тает скорее инея. Так же и гнев в сердце человеческом: он долго владеет умами дикими, скользит между утонченных

Долго лежит снег на необработанных, диких местах; но где земля сияет, укрощенная плугом, он тает скорее инея. Так же и гнев в сердце человеческом: он долго владеет умами дикими, скользит между утонченных.

Испорченному уму кажется ничтожным то, что позволено, и душа такого человека, охваченная заблуждением, считает достойными противозаконные действия

Испорченному уму кажется ничтожным то, что позволено, и душа такого человека, охваченная заблуждением, считает достойными противозаконные действия.

Те, кто стремится лишь к обогащению, не желают верить, что есть у людей блага выше тех, за которые держатся они

Те, кто стремится лишь к обогащению, не желают верить, что есть у людей блага выше тех, за которые держатся они.

О женском легкомыслии. Говорил, как легко они влюбляются, как скоро забывают своих возлюбленных; говорил, что не существует на свете женщины настолько скромной, чтобы новая страсть не в состоянии была довести ее до исступления

О женском легкомыслии. Говорил, как легко они влюбляются, как скоро забывают своих возлюбленных; говорил, что не существует на свете женщины настолько скромной, чтобы новая страсть не в состоянии была довести ее до исступления.

Человек благородного ума не терпит пустословия, и дух его не может ни зачать, ни породить ничего, если его не оросит живительная влага знаний

Человек благородного ума не терпит пустословия, и дух его не может ни зачать, ни породить ничего, если его не оросит живительная влага знаний.

Если мы знаем, что обречены на смерть, почему же нам сейчас не пожить в свое удовольствие

Если мы знаем, что обречены на смерть, почему же нам сейчас не пожить в свое удовольствие?

Враг порока, раз и навсегда избравший в жизни прямой путь и так уклонившийся от нравов толпы, вызывает всеобщую ненависть, ибо ни один не одобрит того, кто на него не похож

Враг порока, раз и навсегда избравший в жизни прямой путь и так уклонившийся от нравов толпы, вызывает всеобщую ненависть, ибо ни один не одобрит того, кто на него не похож.