Есть две одинаково удобные позиции: либо верить во все, либо во всем сомневаться; то и другое избавляет от необходимости думать

Есть две одинаково удобные позиции: либо верить во все, либо во всем сомневаться; то и другое избавляет от необходимости думать.

Всякой истине суждено одно мгновение торжества между бесконечностью, когда ее считают неверной, и бесконечностью, когда ее считают тривиальной

Всякой истине суждено одно мгновение торжества между бесконечностью, когда ее считают неверной, и бесконечностью, когда ее считают тривиальной.

Никогда еще я не закончил ни одной работы, не испытав чувства неудовлетворенности тем, как я ее отредактировал или принятым мною планом

Никогда еще я не закончил ни одной работы, не испытав чувства неудовлетворенности тем, как я ее отредактировал или принятым мною планом.

Есть два способа скользить по жизни легко: либо верить во все, либо во всем сомневаться; то и другое освобождает от необходимости мыслить

Есть два способа скользить по жизни легко: либо верить во все, либо во всем сомневаться; то и другое освобождает от необходимости мыслить.

Бескорыстное искание истины ради ее собственной красоты несет в себе здоровое семя и может сделать человека лучше

Бескорыстное искание истины ради ее собственной красоты несет в себе здоровое семя и может сделать человека лучше.

Наиболее великие художники, которые когда-либо существовали, — греки — создавали свое небо; но как оно убого по сравнению с нашим действительным небом

Наиболее великие художники, которые когда-либо существовали, — греки — создавали свое небо; но как оно убого по сравнению с нашим действительным небом.

Можно мечтать о мире, полном гармонии, но как далеко его все же оставит за собой действительный мир

Можно мечтать о мире, полном гармонии, но как далеко его все же оставит за собой действительный мир!

Красота интеллектуальная дает удовлетворение сама по себе, и, быть может, больше ради нее, чем ради будущего блага рода, человеческого, ученый обрекает себя на долгие и тяжкие труды

Красота интеллектуальная дает удовлетворение сама по себе, и, быть может, больше ради нее, чем ради будущего блага рода, человеческого, ученый обрекает себя на долгие и тяжкие труды.

Сомневаться во всем, верить всему — вот два решения, одинаково удобные: и то и другое избавляет нас от необходимости размышлять

Сомневаться во всем, верить всему — вот два решения, одинаково удобные: и то и другое избавляет нас от необходимости размышлять.

Мысль никогда не должна подчиняться ни догме, ни направлению, ни страсти, ни интересу, ни предвзятой идее, ни чему бы то ни было, кроме фактов, потому что для нее подчинится — значило бы перестать существовать

Мысль никогда не должна подчиняться ни догме, ни направлению, ни страсти, ни интересу, ни предвзятой идее, ни чему бы то ни было, кроме фактов, потому что для нее подчинится — значило бы перестать существовать.