Чтобы тебя чтили, надо самому себя почитать. Как можно заслужить у людей уважение, если сам себя не уважаешь

Чтобы тебя чтили, надо самому себя почитать. Как можно заслужить у людей уважение, если сам себя не уважаешь?

Вы всю жизнь только и делаете, что корите себя за вчерашний день и расхваливаете себя за то, каким вы будете завтра

Вы всю жизнь только и делаете, что корите себя за вчерашний день и расхваливаете себя за то, каким вы будете завтра.

Если б люди могли читать в сердцах друг друга, было бы больше желающих спуститься, чем жаждущих возвыситься

Если б люди могли читать в сердцах друг друга, было бы больше желающих спуститься, чем жаждущих возвыситься.

Мода — владычица провинциалок, а парижанки — владычицы моды, и каждая умеет применить ее к себе. провинциалки — это как бы невежественные и раболепные переписчики

Мода — владычица провинциалок, а парижанки — владычицы моды, и каждая умеет применить ее к себе. провинциалки — это как бы невежественные и раболепные переписчики, копирующие все, вплоть до орфографических ошибок; парижанки — это творцы, искусно воссоздающие оригинал и умело исправляющие его ошибки.

Пoкa деньги в мoем кoшельке вoдятся, я незaвисим. Tе деньги, кoтoрыми oблaдaет челoвек, являются интрументoм свoбoды, a те, кoтoрых хoтят дoстигнуть, инструментoм рaбствa

Пoкa деньги в мoем кoшельке вoдятся, я незaвисим. Tе деньги, кoтoрыми oблaдaет челoвек, являются интрументoм свoбoды, a те, кoтoрых хoтят дoстигнуть, инструментoм рaбствa. Пoэтoму я дoрoжу тем, чтo у меня есть, и не желaю бoльшегo.

Чтобы написать замечательное любовное письмо, ты должен начать писать, не зная, что хочешь сказать, и закончить, не зная, что ты написал

Чтобы написать замечательное любовное письмо, ты должен начать писать, не зная, что хочешь сказать, и закончить, не зная, что ты написал.

Не надо смешивать смелость с наглостью и грубостью: нет ничего более несходного и по своему источнику, и по результату

Не надо смешивать смелость с наглостью и грубостью: нет ничего более несходного и по своему источнику, и по результату.

Печаль, тоска, сожаления, отчаяние — это невзгоды преходящие, не укореняющиеся в душе; и опыт нас учит, как обманчиво горькое чувство

Печаль, тоска, сожаления, отчаяние — это невзгоды преходящие, не укореняющиеся в душе; и опыт нас учит, как обманчиво горькое чувство, под влиянием которого мы думаем, что наши беды вечны.