Когда я сидел в тюрьме, я был завален всеми этими пухлыми книжками

Когда я сидел в тюрьме, я был завален всеми этими пухлыми книжками. Этот Толстой — дерьмо. Люди не должны читать этот хлам.