Я понял, что все вещи, которых я боялся и которые боялись меня, являются добрыми или злыми лишь в той мере, в какой они воздействуют на мой разум

Я понял, что все вещи, которых я боялся и которые боялись меня, являются добрыми или злыми лишь в той мере, в какой они воздействуют на мой разум.

Я должен признаться, что означенное мнение, все подчиняющее какой-то индифферентной воле Бога и все ставящее в зависимость от его благосоизволения, менее уклоняется от истины, чем мнение тех, которые полагают, будто Бог всё производит под идеей блага

Я должен признаться, что означенное мнение, все подчиняющее какой-то индифферентной воле Бога и все ставящее в зависимость от его благосоизволения, менее уклоняется от истины, чем мнение тех, которые полагают, будто Бог всё производит под идеей блага.

Счастье — не награда за добродетель, а сама добродетель; не потому мы наслаждаемся счастьем, что обуздали свои страсти, а наоборот, наслаждение счастьем делает нас способными обуздать их

Счастье — не награда за добродетель, а сама добродетель; не потому мы наслаждаемся счастьем, что обуздали свои страсти, а наоборот, наслаждение счастьем делает нас способными обуздать их.

Но, стремясь доказать, что природа ничего не делает напрасно (то есть что не служило бы в пользу людей), доказали, кажется, только то, что природа и Боги сумасбродствуют не менее людей

Но, стремясь доказать, что природа ничего не делает напрасно (то есть что не служило бы в пользу людей), доказали, кажется, только то, что природа и Боги сумасбродствуют не менее людей.

Люди считают, что они свободны лишь постольку, поскольку им позволено повиноваться своим страстям, а будучи принуждены жить по предписанию закона, они думают, что поступаются своим правом

Люди считают, что они свободны лишь постольку, поскольку им позволено повиноваться своим страстям, а будучи принуждены жить по предписанию закона, они думают, что поступаются своим правом.

Иные думают, что Бог есть свободная причина потому, что он может, по их мнению, сделать так, чтобы то, что, как мы сказали, вытекает из его природы, то есть находится в его власти, не происходило, иными словами, не производилось бы им

Иные думают, что Бог есть свободная причина потому, что он может, по их мнению, сделать так, чтобы то, что, как мы сказали, вытекает из его природы, то есть находится в его власти, не происходило, иными словами, не производилось бы им. Но это то же самое, как если бы они сказали, что Бог может сделать так, чтобы из природы треугольника не вытекало равенство трех углов его двум прямым или чтобы из данной причины не следовало следствие; а это нелепо.

Все люди родятся не знающими причин вещей и что все они имеют стремление искать полезного для себя, что они и сознают

Все люди родятся не знающими причин вещей и что все они имеют стремление искать полезного для себя, что они и сознают.

Свободный человек ни о чем так мало не думает, как о смерти, и мудрость его состоит в размышлении о жизни, а не о смерти

Свободный человек ни о чем так мало не думает, как о смерти, и мудрость его состоит в размышлении о жизни, а не о смерти.

Соревнование — это желание чего-либо, зарождающееся в нас под влиянием того, что нам кажется, что другие желают того же

Соревнование — это желание чего-либо, зарождающееся в нас под влиянием того, что нам кажется, что другие желают того же.

Природа не предполагает для себя никаких целей. Все конечные причины составляют только человеческие вымыслы

Природа не предполагает для себя никаких целей. Все конечные причины составляют только человеческие вымыслы.

Требуется одинаково большая сила или твердость духа как для обуздания отваги, так и для обуздания страха

Требуется одинаково большая сила или твердость духа как для обуздания отваги, так и для обуздания страха.

Человек свободный выбирает бегство с тем же мужеством или присутствием духа, как и сражение

Человек свободный выбирает бегство с тем же мужеством или присутствием духа, как и сражение.

Никто так не падок на лесть, как тот честолюбец, который хотел быть первым, но не смог им стать

Никто так не падок на лесть, как тот честолюбец, который хотел быть первым, но не смог им стать.

Как только вы вообразите, что не в состоянии выполнить определенное дело, с этого момента его осуществление становится для вас невозможным

Как только вы вообразите, что не в состоянии выполнить определенное дело, с этого момента его осуществление становится для вас невозможным.