Существует приятное заблуждение, поощряемое формой нашей планеты, — что каждый человек находится на вершине мира

Существует приятное заблуждение, поощряемое формой нашей планеты, — что каждый человек находится на вершине мира.

Страх возникает, потому что есть иллюзия, которая думает, что «может» умереть

Страх возникает, потому что есть иллюзия, которая думает, что «может» умереть. На самом же деле она никогда не жила.

Человеку очень трудно принять концепцию о том, что жизнь является иллюзией

Человеку очень трудно принять концепцию о том, что жизнь является иллюзией. Еще труднее ему принять тот факт, что и сам он является частью этой иллюзии.

Желание — это то, что ты хочешь и можешь. Мечта — это то, что ты можешь, если захочешь. Все остальное — иллюзии

Желание — это то, что ты хочешь и можешь. Мечта — это то, что ты можешь, если захочешь. Все остальное — иллюзии.

Вопрос о том, что ожидает нас после смерти, так же бессмыслен, как вопрос, что ожидает Арлекина после костюмированного бала. Его ничего не ожидает, потому что Арлекин существует только как маска. Мне кажется, что правильнее говорить о том, что нас что-то ожидает в жизни. А смерть — это пробуждение от жизни. Но пробуждаемся от неё не мы, потому что мы сами — такая же точно иллюзия, как и все, что нас окружает. Умирая, мы просыпаемся от того, что считали собой

Вопрос о том, что ожидает нас после смерти, так же бессмыслен, как вопрос, что ожидает Арлекина после костюмированного бала. Его ничего не ожидает, потому что Арлекин существует только как маска. Мне кажется, что правильнее говорить о том, что нас что-то ожидает в жизни. А смерть — это пробуждение от жизни. Но пробуждаемся от неё не мы, потому что мы сами — такая же точно иллюзия, как и все, что нас окружает. Умирая, мы просыпаемся от того, что считали собой.

Иллюзии, чем больше о них думаешь, имеют свойство множиться, приобретать более выраженную форму. И может статься, перестают быть иллюзиями

Иллюзии, чем больше о них думаешь, имеют свойство множиться, приобретать более выраженную форму. И может статься, перестают быть иллюзиями.

Иллюзии, из которых были сотканы мои мечты, больше не помогут. Пустота всегда и везде остается пустотой. Я долго был погружен в нее, заставлял себя как-то в ней освоиться и, в конце концов, оказался в той же пустоте, с которой нужно свыкнуться

Иллюзии, из которых были сотканы мои мечты, больше не помогут. Пустота всегда и везде остается пустотой. Я долго был погружен в нее, заставлял себя как-то в ней освоиться и, в конце концов, оказался в той же пустоте, с которой нужно свыкнуться.