Как только человек начинает мне говорить о самозабвении, я чувствую к нему такое глубокое недоверие, я начинаю подозревать в нем такую гадость, что отшатываюсь от него в то же мгновение

Как только человек начинает мне говорить о самозабвении, я чувствую к нему такое глубокое недоверие, я начинаю подозревать в нем такую гадость, что отшатываюсь от него в то же мгновение.

Недоверчивость, доведенная до крайности, всегда есть признак жестокого сердца и ограниченного ума

Недоверчивость, доведенная до крайности, всегда есть признак жестокого сердца и ограниченного ума.