Что может быть труднее, чем уберечься от врага, надевшего на себя личину нашего самого преданного друга

Что может быть труднее, чем уберечься от врага, надевшего на себя личину нашего самого преданного друга.