Заметьте, как мало действует приближение смерти на сильных духом, ибо каждый из них до конца остается самим собой

Заметьте, как мало действует приближение смерти на сильных духом, ибо каждый из них до конца остается самим собой.

Венец каждой человеческой жизни есть память о ней, — высшее, что обещают человеку над его гробом, это память вечную

Венец каждой человеческой жизни есть память о ней, — высшее, что обещают человеку над его гробом, это память вечную. И нет той души, которая не томилась бы втайне мечтою об этом венце.

Самоубийца в одно и то же время бывает и очень труслив и очень смел: он не смеет бороться со временем, но не боится вечности

Самоубийца в одно и то же время бывает и очень труслив и очень смел: он не смеет бороться со временем, но не боится вечности.

Для того, чтобы судить о действительной важности человека, следует предположить, что он умер, и вообразить какую пустоту оставил бы он после себя

Для того, чтобы судить о действительной важности человека, следует предположить, что он умер, и вообразить какую пустоту оставил бы он после себя: не многие выдержали бы такое испытание.

Человек умирает, его душа, не подвластная разрушению, ускользает и живет иной жизнью

Человек умирает, его душа, не подвластная разрушению, ускользает и живет иной жизнью. Но если умерший был художник, если он затаил свою жизнь в звуках, красках или словах, — душа его все та же, жива и для земли, и для человечества.

У меня в душе осталось какое-то темное чувство неловкости. Я никогда не испытывал этого, изменяя живому. Есть таинственная власть у смерти

У меня в душе осталось какое-то темное чувство неловкости. Я никогда не испытывал этого, изменяя живому. Есть таинственная власть у смерти.

Смерти меньше всего боятся те люди, чья жизнь имеет наибольшую ценность

Смерти меньше всего боятся те люди, чья жизнь имеет наибольшую ценность.

Человек не станет свободным, пока не преодолеет страха смерти

Человек не станет свободным, пока не преодолеет страха смерти.